Юлия Сергеевна Массино (yuliamass) wrote,
Юлия Сергеевна Массино
yuliamass

СИРОТЫ 212: Смоленск. "Точка опоры"

Оригинал взят у gignomai в СИРОТЫ 212: Смоленск. "Точка опоры"
Фотосайт со вспышкой: фото от gignomai
фотоFlamber.ru


Эта фотография – с сайта «Точки опоры», Центра поддержки выпускников сиротских учреждений.
В Смоленске это было третье, после департамента и православного детдома, место, которое я посетил. Директора, Алёны Михайловны Лепёшкиной, не было и говорил я с ее заместителем, Оксаной Викторовной Сулименко (на фото она вторая слева во втором ряду).
Существует он с октября 2011 года. В нем работает 13 человек, трое еще учатся в Смоленском университете на социального педагога.
Расположен Центр в помещении колледжа, где, кстати, учатся и сироты, о чем среди многого прочего было упомянуто.
Кое-что перескажу, что-то процитирую.
Основная задача центра – постинтернатное сопровождение. «Полностью этого никто не знает. Перечня социальных услуг, утвержденного, не существует. Поэтому мы делаем то, что считаем нужным».
Проблема жилья для выпускников. Заранее собираются сведения о выпускниках, о том, у кого из них есть своё, закрепленное за ними жилье(за сохранностью его следят органы опеки), а кому, например, поскольку по месту жительства сохраняется опасная социальная ситуация, нужно другое жильё. В этом им помогают юристы Центра (кураторы Центра подсказывают детям обратиться за нашей помощью). Стараются добиться для них жилья в городе, в Смоленске или областном центре, там у них больше перспектив. За два года существования удалось помочь с жильём 11 человекам.
Другая задача, основная – «мы ведём выпускников, мы – связующее звено между детским учреждением и тем образовательным учреждением, куда выпускник детдома поступает учиться».
Работа начинается с детьми в 9-м, 10-м и 11-м классах. С детьми работают специалисты Центра – психологи, социальные педагоги, социальные организаторы. Их включают в проводимые Центром спортивны, культурные и профилактические мероприятия.
Существует система кураторов , всего 20 человек, 8 в интернатах и 12 в начальных и средних профучилищах. Важно, что куратор работает в самом интернате и хорошо знает воспитанников. Он подает в Центр данные на каждого выпускника – статус, обеспеченность жильём, куда собирается поступать). С этими данными начинается работа с муниципальной администрацией (по жилью) и в образовательных учреждениях, где эстафету принимают тамошние кураторы. Центр проводит с кураторами регулярные семинары, помогает решать их проблемы (за два года 9 семинаров).
Любопытный рассказ, перекликающийся с тем, что говорила мне воспитатель из Кардымова. Директор Центра – бессменный старший комиссар оздоровительного лагеря «Сокол», куда направляют и семейных, и интернатских детей. «Замечательные результаты! Сначала тяжело, по 3-4 творческих мероприятия в день, устают. Но потом втягиваются, невозможно оторвать… Детям некогда заниматься всякой дурью».
Кураторы следят за судьбой выпускника до конца обучения. Спрашиваю: А потом? С трудоустройством? – Пока связей с производственными предприятиями мало, это – впереди. В Вязьме – с железной дорогой. В Смоленске мало предприятий, учиться в училище при бриллиантовой фабрике дети не идут, не тянут, видимо. Но есть договора с предприятиями, куда водим на экскурсии, показать, что из себя реально представляет профессия, включая и трудности.
Спрашиваю про называемые обычно пороки детдомовского воспитания и обусловленные ими трудности выпускников – отсутствие самостоятельности, иждивенчество и т.д. Как с этим?
ОВ рассказывает о «социальных квартирах», которые сейчас есть во всех интернатах (см. об этом в рассказах о Кардымове и Ярцеве).
Спрашиваю про насилие, дедовщину.
Знакомо. Какой-то процент такого всегда будет, и у домашних детей тоже. Это сильно зависит от учреждения и воспитательского коллектива. Сейчас за этим смотрят и воспитатели, и психологи. ОВ долго до Центра работала в социально-реабилитационном центре, потом встречала своих детей в интернатах. «Знаете, они бы рассказали мне, если что…». Не было таких случаев. Скорее уже, продолжает она, такая опасность есть в училищах. Там сейчас убрали ставки психологов. Но и там воспитатели следят в общежитиях.
А как в последующим устройством своей семьи?
Такой официальной статистики у них нет. В СРЦ приходили за помощью выпускники интернатов, иногда приводили и оставляли детей на время из-за трудной ситуации, иногда сами, чтобы семья не распалась.
«Опять же, как смотреть на это? В колледже, где мы с вами находимся, есть 28 молодых матерей из числа интернатских девочек. Но часто это семья, муж и дети, но они не расписываются до поры, чтобы не терять социальные выплаты. Но, конечно, есть и случаи, когда детей бросают…».
После того, как была запущена программа «Поговорим об этом» для предотвращения нежелательной ранней беременности, были сообщения от воспитателей интернатов, что количество таких беременностей на 80% уменьшилось. В этом году – ни одной.
Сейчас еще действует и программа профилактики абортов под эгидой Смоленской епархии.
Дальше ОВ без моих вопросов переходит на тему приемных семей. Говорит о возвратах – берут маленьких, а как начинается подростковый кризис, возвращают. С такими детьми особенно трудно потом работать. Был в ее практике случай, когда к семи годам мальчика три раза возвращали. Очень уважает усыновителей, но не очень она доверяет приемным семьям, в ее практике редко когда там относятся к приемным детям, как к родным. Было и такое: взяли в опеку, ребенок пять лет не посещал школу, деньги за него копили на операцию родной дочери.
(Тут вот – это я сейчас уже думаю – надо разбираться. Возможно отношение к этой форме очень различается в больших городах и, скажем, в деревнях, не знаю…).
Вдруг, с чувством: «Мы интернатских детей очень любим и говорим, что это самые замечательные дети!».
Я спрашиваю про ее отношение к лозунгу «Россия без детских домов».
ОВ не верит, что этой цели можно достичь хоть к 2017, хоть к 2025 году. «Куда мы их с вами денем?».
«Я хотела бы, чтобы все дети были в семьях, готова уйти из своей профессии ради этого, но для этого нужна ранняя профилактика социального сиротства. Обучать детей семейному устройству нужно не только в интернатах, но и в обычных школах. Когда мы учились, был замечательный предмет «Этика и психология семейной жизни»…
А сейчас дет в детских садах перестали играть в семью, в бэтмана играют.
Вот если это изменить, когда-нибудь мы, возможно, и придем к тому, что не будет интернатов.

В конце мы еще говорим о том, какую статистику они ведут в отношении постинтернатных судеб. Данные о поступлении в учебные учреждения, на работу. Собираются и данные об отбывании наказания, о суицидах. Но в 2011-12 годах таких случаев не было. Поступил в один интернат ребенок, который до этого отбывал наказание в спецучреждении для несовершеннолетних. Данных о состоянии здоровья у них нет – они должны быть в органах опеки, поскольку сейчас ежегодно проводится диспансеризация всех воспитанников, на предмет, в частности, снятия диагноза умственной отсталости, замены его на педагогическую запущенность.
Увеличилось число поступлений в вузы. Здесь и заслуга Центра: привозят в интернаты студентов, те рассказывают, объясняют, что училище – не предел возможностей.

Я получил на флэшку эту статистику. Она по интернатам, но здесь приведу сводную для двух лет.
Кол-во
выпускников
9 классов 10 классов 11 классов ВУЗ НПО СПО Прод. обуч. в шк. Иное Трудоуст
ройство
2012 138 107 13 18 3 47 76 11 1
2013 (на 02.08.2013) 115 92 10 13 9 20 73 12 1

Иное в 2012 значит, что находится в кровной семье (об этом было в ярцевских даны), в 2013 – находится в розыске, бежал то есть.

Tags: дети-сироты, детский дом
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments