Юлия Сергеевна Массино (yuliamass) wrote,
Юлия Сергеевна Массино
yuliamass

СИРОТЫ 230: что менять в законах?

Оригинал взят у gignomai в СИРОТЫ 230: что менять в законах?
Предстоит разговор с юристом о юридических аспектах реформы системы. Набросал список вопросов к нему. Помещаю его и здесь на случай, если прочтет и поделится соображениями кто-то сведущий.

Речь идет об учреждениях для содержания и воспитания детей, лишившихся попечения родителей. Существует несколько категорий таких учреждений – детские дома, школы-интернаты и др. Поскольку ниже перечисленные проблемы  являются для них общими, далее, используется термин «детские дома». Все серьезные проблемы детских домов имеют юридическую составляющую. Общий вопрос: что можно и нужно изменить в нормативах, регулирующих политику в области детства и семьи, здравоохранения, хозяйственной деятельности, чтобы устранить эти проблемы или хотя бы снизить или компенсировать их негативное влияние?

1. Чрезмерная закрытость и регламентированность жизни. Порядок, при котором у детей отсутствует самостоятельность в той, все возрастающей с возрастом мере, как это обычно для семейных детей. Администрация и воспитатели детских домов объясняют это возложенной на них государством ответственностью за безопасность детей.
Следствие – неготовность выпускников к самостоятельному принятию решений, их неспособность планировать свою жизнь, защищать себя, общаться с внешним миром и т.д.

2. Деградация трудового воспитания. Труд практически исчез из жизни детских учреждений; исчезли сельскохозяйственные усадьбы, мастерские выродились в кружки, не говоря уже о привлечении детей к более высокотехнологическому труду. Причин несколько и все они отчасти юридические: а) боязнь обвинения в эксплуатации детского труда, б) мелочные, трудные для соблюдения требования санитарных норм (СанПинов), в том числе требования к своей с/х продукции, в) усложненность норм, регулирующих хозяйственную деятельность.
Следствие – потеря такого мощного средства воспитания к самостоятельной жизни, как осмысленный труд, а также возможности профессиональной подготовки.

3. Проблемы контроля – эффективного, но не превращающегося в тягостную обузу и лишение инициативы. Сейчас контроль, как и в школах, сводится к обременительной и фиктивной бумажной отчетности и редким, не менее фиктивным, «набегам» контролирующих инстанций вроде «детского спецназа» Астахова. Попечительские советы, если и существуют, то номинально.
Фактически, контроль приходит всегда поздно, когда что-то экстраординарное уже произошло.

4. Часто дурные, даже трагические результаты имеет деятельность психолого-медико-педагогических комиссий (ПМПК), упрощенные процедуры выставления ими диагнозов, резко меняющих условия дальнейшей жизни ребенка (помещение в коррекционное учреждение), и затрудненность их пересмотра. Кроме того, встречается практика использования психиатрической госпитализации в самих детских домах. Вроде бы очевидно, что должна быть как-то изменена система норм, всю эту область регулирующая.

5. Наконец, мне хотелось бы получить юридический аудит той реформированной форме детского учреждения, которую я разрабатываю. Вкратце, это «детский центр», объединяющий в своем составе интернат, школу и «дом детского творчества» вместе с необходимыми вспомогательными службами. Хотелось бы понять, какие тут возможны «подводные камни» юридического характера.

И к этому я прилагаю тезисный текст о том, каким я вижу реформированный детский дом (= детский центр). Он публикуется и в журнале "Детский дом".

Детский центр – будущее детского дома:
тезисы к обсуждению
Эти тезисы – продолжение разговора, начатого в статье «Есть ли у детского дома будущее?», опубликованной в прошлом номере журнала. Если в статье я отстаивал и обосновывал свое убеждение, что у детского дома, у системы общественного воспитания детей, оставшихся без семьи, есть будущее – вопреки распространенной в последнее время тенденции ее хоронить, – то здесь попытаюсь рассказать о том, каким я это будущее вижу.
Это пока не проект, до него еще много работы, в том числе коллективной, с привлечением разных специалистов. Это – несколько идей, которые мне представляются важными для будущего проекта.
1.  Детские учреждения должны быть в максимальной мере общими для детей семейных и детей-сирот.  Решение этой задачи я представляю в виде детского центра, куда входят интернат, где дети живут, школа, где они учатся, и место, где дети практически осваивают разнообразные  виды деятельности – дом творчества.
Такой представляется функциональная структура детского центра. В зависимости от конкретных условий какие-то из составляющих могут быть и не разделены организационно и территориально, могут располагаться на большем или меньшем расстоянии друг от друга.

2. Интернат – это именно дом, место, где детям должно быть дано всё, что дает человеку семейное жилище: отдых, питание, возможности ухода за собой, уединенных занятий и общения с близкими. Мы привычно считаем, что в интернатах живут исключительно дети-сироты, но это вовсе не обязательно должно быть так: помимо детей, лишившихся семьи, здесь могут жить, постоянно или временно, семейные дети – по разным причинам, от возникших в семье затруднений до поселения в интернате ради преимуществ, особых возможностей этого детского центра.
Детско-взрослый коллектив интерната – это «социальная семья» или несколько «семей» с воспитателями в качестве «родителей». Бессмысленно в этом случае ставить вопрос о том, может ли воспитатель интерната заменить родного отца или родную мать; ответ уже дан: приходится, необходимо заменить. Да, работа «родителем» ребенка, навсегда или временно оставшегося без семьи  – это профессия, требующая от человека особых личных и профессиональных характеристик; отбор и подготовка этих людей – отдельная проблема.

3. Школа. Совместное обучение интернатских детей с детьми семейными – это род инклюзии со свойственными такой форме трудностями и вызовами. Ведь даже если интернат не коррекционный и дети «условно здоровые», то они чаще всего попали сюда из семей, где ими не занимались, это запущенные дети. Но ответом на эти начальные условия должно быть не понижение уровня образования на выходе, а такие организационные и педагогические решения, которые бы обеспечивали возможность максимального развития всех детей, и запущенных, и продвинутых. Нужны лучшие и специально обученные учителя – опять-таки проблема отбора и подготовки.
Есть еще и такая особенность у школы в составе детского центра по сравнению с обычной школой: она может не нуждаться в дополнительных, внеклассных формах образования, поскольку для них в составе центра предусмотрено другое место.

4. Дома детского творчества, как и их советские предшественники – дома пионеров, – это форма организации досуга детей: вместо того, чтобы без дела болтаться на улице, ребенок по окончании школьных занятий идет заниматься в кружок интересным и полезным для его развития делом. Когда такие дома общедоступны, это решает много проблем. Примерно также это устроено и в хороших интернатах: там тоже имеются кружки и мастерские по интересам, с тем же назначением – занять и чему-то полезному научить.
Однако, хотя я и воспользовался этим употребительным названием, вкладываю я в него смысл существенно более широкий. Речь идет о месте, где бы детям были предоставлены возможности участия в осмысленной, «настоящей», «взрослой» деятельности, с постепенным, педагогически управляемым развитием у них способностей, которые для этой деятельности нужны.
Таким образом, на дом творчества накладывается и функция того, что принято называть «трудовым воспитанием». В России существовала (но была оставлена в пренебрежении и практически умерла) мощная традиция такого воспитания (труд в детских учреждениях  Макаренко, его учеников, Малявко и других педагогов, агрошколы, привлечение школьников к работе в промышленном производстве в 1960-е годы).
При этом речь не идет о возврате непременно к этим формам труда. В современном детском центре дети могут включаться в любую деятельность – сельскохозяйственную, промышленную, научную, художественную, спортивную… Требования к воспитывающему труду определяются самим смыслом такой формы образования и воспитания: человек, ребенок может по-настоящему научиться чему-то, сделать предмет усвоения частью своего существа, только делая это. Отсюда три главных требования к деятельности, в которую включается ребенок: (1) осмысленность, т.е. это должна быть «настоящая», нужная кому-то деятельность; (2) завершенность, т.е. она должна доводиться до видимого исполнителю и другим людям результата; (3) нацеленность на совершенство, т.е. то, что делается (пускай малое, посильное), должно делаться наилучшим возможным образом, по крайней мере, к этому следует стремиться.
Разумеется, конкретный ассортимент видов деятельности в доме творчества и конкретные формы ее организации могут быть самыми различными – в зависимости от особенностей местности (прежде всего, село это или город), от близости тех или иных «взрослых» предприятий и организаций, которые могли бы выступить старшими «партнерами» в совместной с детьми деятельности, от укомплектованности кадрами мастеров и т.д.
Объединение дома творчества в едином центре со школой и интернатом позволяет использовать связи между ними: школа может учитывать в вариативном компоненте своей учебной программы потребности детского творчества, а создаваемое детьми может использоваться в школе и интернате.
В то же время дом детского творчества может поддерживать связи и делить функции с другими такими же домами: при отсутствии у него каких-то ресурсов или дефицитных специалистов детей можно отправлять на занятия в другие места.

5. Как идея комплексного детского центра соотносится с таким, безусловно важным, направлением заботы о сиротах, как их семейное устройство? Я считаю, что предлагаемое решение создает оптимальные условия для решения и этой задачи. Возможность регулярного, содержательного общения интернатских детей с семейными детьми, их родителями и другими взрослыми – это возможность длительного и естественно протекающего знакомства потенциальных приемных родителей с детьми, не создающего травматических ситуаций ожидания и конкуренции. Само собой разумеется, что здесь же, на базе детского центра может функционировать психолого-педагогическая служба обучения приемных родителей всему, что им следует знать.
Предлагаемое решение – альтернатива навязываемой сейчас детским домам модели превращения в «центры семейного устройства», т.е. временные приюты для детей, лишившихся семьи, модели, которая противоречит задаче формирования социальной семьи, детско-взрослого коллектива. Будучи реализованной, модель детского центра должна устранить существующий ныне болезненный и деструктивный конфликт между сиротскими учреждениями и приемными родителями: принимая в свою семью ребенка из интерната, родители не будут относиться к этому акту как к вызволению его из «тюрьмы» и не будут, как часто бывает сейчас, стремиться порвать все отношения с детским домом и вытравить воспоминания о нем из памяти ребенка. Это будет переход от одной, здоровой и осмысленной жизни к другой, лучшей – для этого ребенка, не обязательно для всех, – переход, который для всех – для ребенка, для его приемных родителей, для воспитателей и для детей, остающихся в интернате – будет событием радостным.

6. Выше я уже написал о том, что в интернате детского центра могут жить и семейные дети. Один из случаев, когда это может быть, – семейное неблагополучие, требующее внешнего вмешательства, с ограничением родительских прав или без него, по согласию с родителями, не справляющимися со своими обязанностями. Такое перемещение ребенка из неблагополучной семьи в интернат создает хорошие возможности для помощи семье со стороны детского центра, в том числе и с участием в оказании этой помощи детей, – в уходе за больными, заботе о детях, остающихся в семье, в помощи по хозяйству.

7. Помощь неблагополучным семьям – не единственная форма деятельного участия детского центра в жизни поселения и региона. Чем большему дети научаются, тем больше у них возможностей применить то, чему они научились, для улучшения окружающей жизни. Они могут быть и экологами, и социальными работниками, которые помогают старикам и больным, и педагогами для тех, кто знает и умеет меньше… мало ли кем еще, тут – простор для воображения. В случае небольшого городка или поселка такой центр «обречен» стать градообразующим предприятием.

8. Есть такая форма внешнего участия в жизни и деятельности организации, как попечительские советы. Они создаются при самых разных организациях – культурных, образовательных, в том числе и при сиротских учреждениях. Попечительские советы существовали в Российской империи. Их под таким названием не было в СССР, но их функции отчасти выполняли общественные организации и часто предприятия-шефы. Эта форма восстановлена в современной России. Однако в том, что касается школ и других детских учреждений, их роль в настоящее время ничтожна; либо их не создают, либо они существуют чисто номинально.
Между тем, детским учреждениям – и тому детскому центру, о котором здесь идет речь, – попечительский совет очень нужен. Две основных функции, которые он может выполнять, – это помощь и контроль.
Помощь. Попечительский совет, включающий в себя как влиятельных людей поселения (предпринимателей, политиков, деятелей культуры), так и просто добрых людей, энтузиастов, может привлекать разнообразную помощь – финансовую, организационную и др. Это предполагает и еще одну функцию: информировать общество о жизни и заботах учреждения, формировать в общественном сознании его образ. Важно, что попечительский совет – это возможность оказывать помощь организованно, а не так хаотически, не всегда осмысленно, как это делают волонтеры.
Контроль. Наличие попечительского совета, очевидно, решило бы и проблему общественного контроля за тем, что происходит в детском учреждении.

9. И, наконец, ключевой и в то же время самый, вероятно, трудный вопрос – отбор и подготовка персонала. Не решение этого вопроса, это мне пока не по силам, а несколько соображений.
Сейчас ни отбора, ни систематической подготовки не существуют. Директора детских домов – это номенклатура губернаторов, по каким признакам начальство их выбирает – неведомо. Разумеется, могут быть и бывают удачи, но вполне может быть и наоборот. А по большому счету должен существовать Российский директорский корпус, управленческо-педагогическая элита, люди, преданные своему служению, своего рода «рыцарский орден». Образование директоров должно включать в себя все необходимые знания – педагогические, психологические, управленческие, юридические, экономические – и развивать все требуемые эти делом мыслительные способности. Может быть, для этой цели нужна специальная академия наподобие Военной академии Генерального штаба…
Столь же радикальной перестройки требуют и отбор и подготовка воспитателей и учителей. О существующих трудностях можно получить некоторое представление хотя бы из моего репортажа о поездке в Смоленскую область в этом же номере журнала. Работа трудная, мало платят, плохо с жильем – мало желающих, обычная ситуация. Но настоящее решение – не только в устранении финансовых и бытовых трудностей, а в том же, в принципе, что выше сказано о директорах: нужно формировать образованную и мотивированную педагогическую элиту. Создавать ли для этого специальные училища или отделения при существующих педвузах и университетах, но это должно быть другое образование. Помимо всех необходимых знаний, сообщаемых аудиторно, оно должно включать в себя практику в лучших российских и зарубежных детских учреждениях.
Скорее всего, нереально осуществить в предвидимое время такую перестройку в масштабах страны. Но вполне мыслимо создать одно или несколько учреждений нового педагогического образования, где готовились бы полностью укомплектованные педагогические команды для детских центров, пускай для начала их будет несколько – опытных, образцовых.
На той же базе – единства образовательно-педагогического учреждения и детского центра – можно организовать и повышение квалификации нынешнего кадрового состава детских учреждений, и исследовательскую работу, совершенно необходимую для реформирования системы.
Предсказывать сейчас все возможности органического развития таких комплексов нет ни возможности, ни нужды. Важно начать.

Tags: дети-сироты, детские дома
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments