Юлия Сергеевна Массино (yuliamass) wrote,
Юлия Сергеевна Массино
yuliamass

Горькая правда о привязанности 3

Оригинал взят у m_d_n в Горькая правда о привязанности 3
Home truths about attachment

© Бермант-Полякова О.В., 2013

Мы начали с того, что в XIX на смену воспитательной доктрине пришла формирующая. В соответствии с распространёнными в нашу эпоху взглядами, характер ребёнка «лепят» согласно идеалу человека, принятому в общественном сознании. А как быть, если идеалов два? Кого формировать, дворянина или гражданина? Верность царю и Отечеству или верность идеалам свободы, равенства и братства?

Поскольку, как мы увидим далее, иерархическая и равноправная картины мира вот уже несколько веков ведут противоборство, возникает соблазн объявить оппонента "психически неадекватным".
Использование психиатрии в политических целях имеет богатую историю в разных странах мира. В то время, как Чаадаева объявляли ненормальным, в США причиной бегства рабов с плантаций считали "такую же болезнь ума, как при любых других видах психических нарушений". В двадцать первом веке практика "карательной психиатрии" осуждается обществом, законы ограничивают произвол в сфере принудительного психиатрического освидетельствования и лечения. Психиатры не берутся выполнять незаконное дело поражения инакомыслящих в правах, а граждане знают о своём праве на второе мнение врача как средстве обороны от произвола диагноста.

Принуждают инакомыслящих вести себя в соответствии с общепринятыми идеалами, в том числе шантажируя их возможностью растить своих детей – самим, другие люди. В сегодняшней России психологи НЕ могут зарабатывать на экспертных заключениях психолога об общественной опасности, об отчуждении ребёнка от родителя, об отказе ребёнка поддерживать отношения с родителем, о родительской дееспособности откликаться на потребности ребёнка, о родительской способности быть к нему безопасно привязанным. В Израиле этот проект реализован.

"Карательная психология" оформилась в сфере терапии привязанности одного человека к другому в 1970-е годы в США. Чтобы отмежеваться от практики принуждения, американские психотерапевты 2010-х годов называют свою работу "основанная на привязанности психотерапия" attachment-based psychotherapy.

Напомню постулаты теории Боулби, что такое привязанность:
желание находиться близко, в физическом смысле,
сильный стресс при расставании,
потребность в другом как в пристанище в минуту опасности или переживания тревоги,
и то, что в церковнославянском называется "покров", защита от бед, а в английском называется secure base и другой человек как защитник от опасности.

Печальные страницы терапии нарушений привязанности связаны с психологической практикой holding therapy, которая опиралась на постулат теории Боулби о том, что надёжная (secure) привязанность означает желание телесной близости к родителю, прижаться к нему и получить защиту.

Для нее было типично следующее: детей разведённых родителей, усыновлённых детей и приёмных детей, которые не находили контакт со взрослым (а иногда и взрослых), которые по разным причинам избегали телесного контакта с родителями или "сопротивлялись эмоциональной привязанности", по мнению психологов, взрослые-терапевты и приёмные родители удерживали и, даже несмотря на отчаянное сопротивление, крики, неистовства, борьбу, а иногда и телесные повреждения, силой побуждали к телесному контакту до тех пор, пока те в изнеможении не сдавались и не подчинялись их требованиям.

Спустя десятилетия официальная позиция пси-профи состоит в том, что такой подход в корне противоречит постулату теории привязанности о "настройке" на нужды ребёнка и о необходимости чуткости и внимания к ребёнку для построения надёжной привязанности между ним и взрослым. Официально постановлено, что насилие над ребенком никогда – даже во имя некоей высшей цели – не может служить средством формирования привязанности ребенка к тем, кто удовлетворяет его насущные потребности: даже если внешне ребёнок подчинился ввиду его физического и социального превосходства, либо ввиду полной безнадёжности борьбы и сопротивления и беспомощности в ситуации принуждения, привязанность к взрослому будет переполнена тревогой, страхом и протестом, а значит, останется "ненадёжной" – оттого метод и несовместим с теорией привязанности.

В США сообщалось о многочисленных случаях смерти детей из-за насильственных интервенций, которые должны были способствовать развитию привязанности. В Израиле статистика по насильственным интервенциям официально закрыта ради блага ребёнка – неразглашения его частной жизни. В семимиллионной стране действуют четырнадцать Центров ("мерказ херум"), куда детей по постановлению суда, удовлетворяющему ходатайство социальных служб, могут изолировать от родителей на срок до 90 дней, включая запрет на пользование телефоном или другими средствами связи.
Персонал государственных Центров (социальные работники, психологи и вожатые) осуществляет терапию нарушений привязанности, "восстанавливая" надёжное отношение детей ко взрослым, которые спорят в разводной ситуации, отсутствуют дома много часов, поскольку работают в две смены и т.п. Надзорных органов за деятельностью Центров в израильском законодательстве не предусмотрено.

В 2006 году рабочая группа Американского профессионального общества борьбы против жестокого обращения с детьми (American Professional Society on the Abuse of Children – APSAC), входящего в Американскую психологическую ассоциацию (American Psychological Association – APA), признала attachment therapy (терапию нарушений привязанности) и процедуру holding therapy (удерживающей терапии) ненадлежащим обращением с детьми.

По моему мнению, для России необходимы три вещи:
1) правовая норма, позволяющая требовать с психолога материальной компенсации за нанесение ущерба из-за профессиональной халатности, как в диагностике, так и в выборе метода вмешательства и в проведении терапевтического вмешательства;
2) правовая норма, приравнивающая этическое нарушение психолога к халатности;
3) разрешение открыто публиковать все документы по процессам граждан против психологов, допустивших халатное исполнение профессиональных обязанностей.

Пока такого законодательства в России нет, семья беззащитна перед экспортом "карательной психологии" в виде терапии привязанности. Идеологию безопасной привязанности как "единственно правильной" в страну уже завезли.

Дополнительно можно почитать:
Report of the APSAC Task Force on Attachment Therapy, Reactive Attachment Disorder, and Attachment Problems // Child Maltreatment, Vol 11, #1, February 2006, p. 76-89.
---------------------------------
P.S. Примечание автора дневника. Ниже представлено   ВИДЕО с иллюстрацией  некоторых методов "holding therapy"("attachment therapy").




Подробнее об этой опасной псевдо-психотерапии и о попытках её распространения в России можно прочитать здесь:

http://rsw.sagepub.com/content/24/2/188 ;

http://www.liveinternet.ru/users/julia_ma/post279432472/;

http://www.liveinternet.ru/users/julia_ma/post254254559/;

http://yuliamass.livejournal.com/126547.html.

При этом следует подчеркнуть, что кроме физического "удерживания" для этого направления характерен особый стиль общения с детьми и создание условий жизни, приводящих к физическому и психическому насилию в "терапевтических целях".

Недавно в США произошел очередной скандал в связи продолжающимся распространением этой псевдо-психотерапии  (http://childmyths.blogspot.ru/2014/05/stopping-holding-therapy-is-not-enough.html).

Выяснилось, что попытка самоубийства 12-летнего ребенка (к счастью незавершенная) была связана с применением в отношении него этого метода, по совету психотерапевта - поборника Аttachment Therapy. В результате лицензия этого психотерапевта приостановлена.

Tags: attachment therapy, дети, дети-сироты, привязанность, псевдо-психотерапия, терапия привязанности, холдинг-терапия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments