Юлия Сергеевна Массино (yuliamass) wrote,
Юлия Сергеевна Массино
yuliamass

Пренатальная диагностика: евгеническая программа в российском здравоохранении (часть I )

Пренатальная диагностика: евгеническая медико-социальная программа в российском здравоохранении



Часть 1.

1. Медицинская технология, заточенная на уничтожение  жизни

В последние годы в России активно внедряют государственные программы пренатальной диагностики (ПД). Кратко, суть этих программ заключается в следующем: беременных женщин обследуют с помощью специальных методов для выявления у плода наследственных и врожденных болезней. При обнаружении тяжелых (неизлечимых) или летальных болезней им настоятельно рекомендуют произвести аборт. При выявлении излечимых болезней – обсуждают вопрос об оказании помощи ребёнку после рождения. Окончательное решение о судьбе ребёнка принимают сами родители.

Здесь следует подчеркнуть следующий важный момент: возможности пренатальной диагностики указанных заболеваний значительно превышают возможности их терапии. В основном с помощью ПД (особенно в первые 12 – 14 недель беременности) удается выявлять неизлечимые болезни: хромосомные нарушения и тяжелые пороки развития, при которых рекомендуют аборт (1). Это называют «вторичной профилактикой врожденных и наследственных болезней» (1).

Вместе с тем, в ряде случаев пренатальное выявление некоторых корригируемых пороков развития (например, сердца) помогает выбрать правильную тактику ведения родов, способствующую выживанию ребенка, а также организовать экстренную помощь ребенку сразу после рождения. И это может улучшить прогноз. Обычно корригируемые пороки развития выявляют во втором – третьем триместре беременности с помощью УЗИ.

Однако, к сожалению,  в настоящее время это скорее является «побочным» положительным эффектом указанных программ ПД, а не их основной целью и результатом. В целом программы ПД заточены  на аборт.

2. Откровения организаторов здравоохранения  по поводу "рентабельности" евгенических абортов

Цели государственных программ ПД наглядно раскрываются во многих публикациях и выступлениях организаторов здравоохранения и ведущих специалистов, вовлеченных в реализацию данных мероприятий. Для примера ниже приведены несколько характерных цитат. Первая цитата взята из докторской диссертации "Оптимизация медико-генетической службы республики Башкорстан» (2010), автором которой является депутат Государственной Думы РФ от партии "Единая Россия", член комитета по охране здоровья и организатор здравоохранения республики Башкорстан Салия Мурзабаева (2):

"Решающая роль в комплексе мероприятий по профилактике и предупреждению наследственных болезней (НБ) принадлежит пренатальной диагностике, позволяющей предотвратить рождение детей с тяжелыми некорригируемыми пороками развития и социально значимыми генными и хромосомными болезнями и, тем самым, уменьшить генетический груз популяции... Считается, что пренатальная диагностика относится к числу высокорентабельных направлений профилактической медицины, где отдача на каждый затраченный рубль составляет не менее 10 рублей".

А следующие цитаты взяты из известного, «основополагающего» руководства «Пренатальная диагностика врожденных и наследственных болезней» (2006), которое подготовлено коллективом авторов из НИИ акушерства и гинекологии им. Д.О. Отта РАМН под редакцией академика Российской академии медицинских наук (РАМН) Э.К. Айламазяна (директора НИИ АГ им. Отта) и ведущего специалиста в области ПД в России - профессора, члена-кор. РАМН В.С. Баранова (1):

«… За 18 лет… НИИ АГ… удалось предотвратить рождение 100 детей с болезнью Дауна… Содержание одного ребенка с болезнью Дауна обходится государству не менее 150 тыс. руб. в год, при средней продолжительности жизни такого больного 26 лет. Таким образом… государству было сэкономлено свыше 3999 млн. руб. …» (стр. 325).

«… При диагнозе синдрома Дауна у плода женщины, как правило, прерывают беременность. Таким образом, предотвращается рождение детей с тяжёлыми неизлечимыми пороками развития" (стр. 337).

«Как в случае хромосомных… болезней, так и в случае врожденных пороков… рекомендуется прерывание беременности. Пренатальная диагностика – одна из самых рентабельных областей медицины!» (выделено как у авторов) (стр. 340).

Болезнь легче предупредить, чем лечить. Врожденные и наследственные заболевания, ответственные почти за 40% коек в детских стационарах, много легче диагностировать и предупредить еще пренатально, чем тратить огромные средства на лечение и реабилитацию тяжело больных детей. Единственный разумный выход из сложившейся ситуации обеспечить ПД врожденных и наследственных заболеваний целевым бюджетным финансированием, либо перевести эту службу в раздел обязательного медицинского страхования«(стр. 343), причем «с одновременным увеличением зарплаты сотрудников федеральных лабораторий центров, занятых ПД»
(стр. 319).

Направленную на аборт ПД в указанной монографии называют «современной позитивной евгеникой» (стр. 353).

Вот еще одна "выразительная" цитата из доклада академика РАМН Э.К. Айламазяна на тему ПД, пронизанная тем же духом технократического цинизма и жестокости, отличающим сочинения поборников ПД:

"За 15 последних лет в нашем институте было проведено более 6 тыс. инвазивных процедур пренатальной диагностики и предотвращено рождение 356 плодов... , предотвращено рождение детей с тяжелейшей пожизненной психосоматической патологией, приносящей неисчислимые беды самому ребенку и его родителям.... Есть и экономический аспект проблемы. Содержание одного ребенка с болезнью Дауна обходится государству в сумму не менее 100 тыс. руб. в год. Столько же, если не больше, стоит содержание детей с другой хромосомной и генной патологией. Подсчитано, что каждый рубль, вложенный в пренатальную диагностику, экономит 9 руб. Это очевидная вещь, понятная даже на бытовом уровне...  Я очень далек от вульгарных трактовок старой евгеники и новейших социал-дарвинистских идей, но современную пренатальную диагностику наследственной и врожденной патологии и элиминацию больного зародыша и плода считаю актом гуманным и потому обязательным".

Это было сказано на одном из заседаний президиума РАМН еще в 2003 году, в период лоббирования программ ПД (3).

Программы ПД даже были включены, в качестве самостоятельного раздела, в нацпроект "Здоровье". Однако их инициаторы продолжают привычно жаловаться на "недостаток финансирования".

В приведенной цитате обращает на себя внимание также следующий момент. Академик, рапортуя о достигнутых "успехах" - 356 абортов по показаниям ПД -  подчеркивает, что таким образом генетики "предотвратили рождение детей" с "тяжелейшими заболеваниями", якобы "приносящими неисчислимые беды самому ребенку и его родителям". На самом же деле, главной мишенью программ ПД являются дети с синдромом Дауна. И современная медицина вместе с коррекционной педагогикой позволяет в настоящее время обеспечивать достаточно высокое "качество жизни" и значительный уровень реабилитации детей с синдромом Дауна. Как показал ряд проведенных за рубежом исследований, подавляющее большинство родителей  детей с синдромом Дауна, вопреки мрачным запугиваниям российского академика, свидетельствуют, что  "особые дети" дарят им много радости и любви (4).

Однако  биотехнократы способны увидеть в детях с синдромом Дауна (не говоря уже о более тяжелых хромосомных заболеваниях и ВПР) только подлежащий "элиминации" "социальный и генетический груз". Вот еще один гнетущий пример. В декабре 2011 г. в Московском областном НИИ акушерства и гинекологии (МОНИАГ) проходило очередное совещание, посвященное реализации программ ПД. Из приведенного ниже фрагмента диктофонной записи можно видеть, чему учила собравшихся акушеров-гинекологов и главных врачей женских консультаций врач высшей категории, д.м.н., Жученко Людмила Александровна, руководитель медико-генетического отделения МОНИИАГа, разработавшего авторскую идею новой концепции пренатального обследования беременных в рамках пилотного проекта (http://www.liveinternet.ru/users/nianfora_n/post211945365 ):

«…В Великобритании это вообще проект национальной безопасности … Они перестали собирать и реабилитировать даунов... Они перестали заниматься этой игрой – реабилитацией  синдрома Дауна. Потому что это …  это путь… от отчаяния !! Когда они рождаются!! 
Ну так же,  как собачка Павлова . Извините за такое биологическое сравнение... Как врач, как биолог, занимающийся генетикой, я имею право - не сравнить людей с другим биологическим видом, а метод, когда доказал известный физиолог, что  можно выработать условные рефлексы, с лампочками – все помнят -  лампочка зажглась – к чашке пошла. То есть ситуация с реабилитацией детей с синдромом Дауна ровно такая же, к сожалению, как в другом биологическом виде. Реабилитация до тех пор, до которых с людьми занимаются…

Пренатальная диагностика в Великобритании приняла масштабы национальной безопасности .  Королеве результаты пренатального скрининга докладывает советник по национальной безопасности страны. ВДУМАЙТЕСЬ!  Наша модель один в один.  Наши данные по  чувствительности и специфичности настолько замечательные …».
******
Дальше на совещании рассматривали с технологической стороны фетоциды, фетоциды и еще раз фетоциды… То есть способы умерщвления младенцев абортами по результатам пренатальной диагностики.
В целом тональность совещания по этой теме напоминала разработку военной операции: «обнаружить и уничтожить». Не рассматривались ни вопросы биоэтики, ни положительные, жизнеутверждающие альтернативы евгеническим абортам - вопросы поддержки семей, готовящихся к появлению на свет ребенка с хромосомными и другими аномалиями, возможность перинатальной паллиативной помощи  и т.п.

Вот и бывший министр Минздравсоцразвития РФ Т. Я. Голикова в своем докладе на расширенной коллегии министерства (16 марта 2012) сообщала (6):

"В 2011 году в 29 регионах России по новому алгоритму проводилась пренатальная (дородовая) диагностика нарушений развития ребенка… Первые результаты обнадеживают. В 2 раза улучшилась выявляемость наследственных заболеваний у беременных…"

При этом на слайде (в презентации доклада) было указано следующее:

В 2011 году в 29 субъектах РФ перечислены субсидии в размере 724,0 млн. руб. По новому алгоритму обследовано 120621 беременных.
Выявлено: беременных высокого риска
584 (из них проведена инвазивная процедура - 402).
Анатомических пороков развития –
266.
Результативность: выявлено хромосомных патологий 154 случая (23%).
В 2010 году - 12%"
(http://www.d22d.ru/_ld/6/640_20120317_02.ppt#360,19,Слайд 19).

Можно видеть, что в качестве показателя «результативности» программ ПД министр рассматривала количество выявленных нерожденных детей с хромосомными аномалиями. В таких случаях в качестве «лечения» мамам настоятельно рекомендуют согласиться на аборт. Таким образом, чтобы уничтожить 150 нерожденных детей с хромосомными изменениями (чаще всего это дети с синдромом Дауна) Минздравсоцразвития, возглавляемое Т.Я. Голиковой, проявило "щедрость" -  не поскупилось потратить более 700 млн. бюджетных денег (то есть средств налогоплательщиков)!

К сожалению ничего с тех пор в этой области в нашей стране не изменилось, во всяком случае в головах у организаторов...

Как можно узнать из этого сообщения (http://kamchat.info/interview/prenatal_naya_diagnostika_chto_zhe_eto_takoe_i_kak_planirovat_sem_yu_na_kamchatke/о программах пренатальной диагностики на Камчатке -  Россия недавно вступила в Международный Фонд медицины плода (Fetal Medicine Fund - FMF)  (Великобритания). Это такая организация, которая продвигает "лучшие стандарты" пренатальной диагностики, с главной целью - обеспечить "наиболее безопасные" аборты в случае выявления нарушений развития у плода. Для этого обследование стараются закончить до 13 - 14 недели беременности. Причем сообщается, что Россию долго по каким то причинам не принимали в FMF, а вот Людмила Жученко, главный специалист Минздрава по медицинской генетике в ЦФО, давно связанная с этим фондом, сумела добиться для нас такой "чести".

Вот как описывается программа ПД в данном сообщении
(http://kamchat.info/interview/prenatal_naya_diagnostika_chto_zhe_eto_takoe_i_kak_planirovat_sem_yu_na_kamchatke/):

"... Программа по пренатальной диагностике развивается не только в России. Точнее сказать наша страна совсем недавно стала членом Международного Фонда медицины плода FMF. В мире на пятьсот родов приходится один младенец с синдромом Дауна. На Камчатке в год рождаются в среднем 12-14 детей с синдромом Дауна. Это проблема всего мира. Раньше в России скрининговые исследования делались на втором месяце беременности, но было очень много пропусков, такой скрининг не давал стопроцентной гарантии.

Мы обратились к мировому опыту. Есть такой человек Кипрас Николаидес, грек по происхождению, живет в Англии. Он организовал Международный Фонд медицины плода FMF. Фонд работает для того, чтобы минимизировать рождение детей с синдромом Дауна.

Есть женщины, которые оставляют таких детей. Сегодня говорят, что это так называемые «солнечные» дети. Но ими нужно заниматься, эти дети в ста процентах случаев имеют умственную отсталость.

В 2009-ом году Россия вступила в Международный Фонд медицины плода FMF. Нас долго не хотели принимать. Людмила Александровна Жученко, профессор курса перанатальной диагностики Академии медицинских наук, поехала к Кипрасу Николаэидесу и доказывала, что Россия вовсе не «банановая» республика, как думали некоторые сотрудники фонда.

Людмила Александровна очень деятельный и настойчивый человек. Она добилась, что Россию приняли в FMF. Правительство РФ выделило средства на реализацию программы по пренатальной диагностики. Первыми вступили в проект Московская, Томская, Ростовская области. Выявляемость синдрома Дауна в этих регионах сразу увеличилась до девяносто семи процентов".

******
Итак, как откровенно указано в данном сообщении, фонд FMF работает для того, чтобы "минимизировать рождение детей с синдромом Дауна". И видимо "энтузиастам" ("очень деятельным настойчивым людям") удалось убедить власти, что 14 - 15 малышей с синдромом Дауна, рождающихся ежегодно на Камчатке, представляют "непомерное" "социальное бремя" для района. И аналогичные программы шагают по всей стране.


3. Пропаганда  пренатальной селекции  в журналах и телепередачах для "мам и малышей"


Как подчеркивают в методических пособиях для врачей (издаваемых под эгидой Минздравсоцразвития), залог «рентабельности» программ ПД – в их массовости. Только массовый характер пренатальных скринингов позволяет выявлять до 80 – 90% нерожденных детей с тяжелыми пороками и хромосомными аномалиями (1).

При этом подразумевается, что «нормальная» женщина должна последовать рекомендациям врачей и согласиться в этом случае на аборт. Причем аборты по результатам ПД разрешены на любых сроках беременности.

Однако, поскольку аборты на поздних сроках сопряжены с более высокой материнской смертностью, в последние годы внедряют модернизированный алгоритм ПД - так называемые «пилотные проекты ПД», внесённые в нацпроект «Здоровье». Согласно новому алгоритму ПД  производство большей части абортов должно сдвигаться на более ранние сроки беременности – 13-14 недель, максимум – до 22 недель. Организаторы здравоохранения считают это большим «достижением» (5).

Как известно, ПД хромосомных болезней (например, синдрома Дауна) включает два этапа. На первом этапе путем «просеивающих» (скрининговых) мероприятий ПД отбирают беременных с повышенным риском наличия этих нарушений у плода. Для этого им проводят УЗИ плода и анализ ряда белков (продуктов клеток плода) в крови матери (биохимический скрининг).

Но это еще – не диагноз, а только отбор женщин с несколько повышенной (по сравнению со средне-статистическим уровнем) вероятностью рождения ребенка с хромосомным нарушением. На втором этапе женщин из группы риска подвергают (при условии их информированного согласия) инвазивным внутриматочным вмешательствам с целью получения клеток плода для хромосомного анализа. Это позволяет подтвердить или опровергнуть имеющиеся подозрения о наличии у плода хромосомной аномалии.

Для достижения «массовости» приказы Минздрава предписывают охватывать пренатальными скринингами (первый этап ПД) всех беременных. Причем у женщин не испрашивают на это информированного согласия, что является грубым нарушением правил международной биоэтики при использовании генетических технологий, в данном случае ПД. Но поборникам "современной позитивной евгеники"  похоже недосуг обращать внимание на подобные «мелочи».

Однако формально ПД в России – дело всё же добровольное. Женщина, если захочет, имеет право отказаться. Спрашивается: как совместить формальную «добровольность» ПД с требованиям к врачам обеспечить «массовость» этих программ?

Ответ очевиден: путем психологического давления на беременных женщин и манипулирования  ими. В частности, с этой целью проводится активная пропаганда ПД в многочисленных «медико-просветительских» глянцевых женских журналах, изданиях для «мам и малышей», на соответствующих интернет-сайтах и телевизионных программах. Нередко в редакционные советы глянцевых журналов, пропагандирующих ПД, входят главные специалисты Минздрава и организаторы здравоохранения (см., например, журналы «9 месяцев», «Хочу ребёнка» и др.).

В качестве типичного образчика такого индокринирования беременных женщин можно привести «популярную» статью о ПД с диковатым названием «Этот великий и ужасный скрининг, или как работает дородовая сортировка». Указанная статья была опубликована в 2010 году в новом женском журнале «Ваш гинеколог» и до сих пор красуется на его сайте (7). Автор – акушер-гинеколог высшей квалификации.

Характерная цитата из этой статьи:
«Конечно, ребенок с синдромом Дауна тоже заслуживает любви. Но это отвлеченно, когда ситуация происходит не с Вами».

А рядом помещена циничная иллюстрация (см. ниже), наглядно передающая суть ПД:  контейнер с куриными яйцами, проходящими «проверку на качество». Одно яйцо оказалось испорченным – оно подлежит выбраковке. Картинка очевидно символизирует больного нерожденного ребёнка, которого абортируют по показаниям ПД. На другой иллюстрации в той же статье изображена молодая женщина пристально разглядывающая нерожденного ребенка, помешенного в прозрачный шар. Изображение видимо олицитворяет пренатальные скрининги, на которые направляют беременных.Великий и ужасный скрининг

Или вот еще характерный пример. "Политкорректная" пропаганда евгенических абортов "будущим мамочкам" в передаче "Теледетки" ("Авторская колонка Виолетты Кулешовой")  (http://youtu.be/vTOGOhLWRT0).

С улыбкой, вальяжно,  ведущий специалист по пренатальной диагностике  В. Лебедев вещает будущим мамам про 1) "элиминацию неполноценного плода", 2) "оценку социальной перспективности плода", 3) "экономическую эффективность" (имеется ввиду, что содержать "социально неперспективного" ребенка - например, с синдромом Дауна - "экономически не эффективно", куда "эффективнее" убить).

Причем обращает на себя внимание тот факт, что в последнее время формулировки в статьях на тему ПД в "глянцевых"  медико-просветительских журналах для "мам и малышей" становятся все более "жесткими". В прошлые годы в таких статьях  можно было встретить разъяснения, что хотя врачи и обязаны предлагать всем беременным пренатальные скриниги, но все же женщина сама решает вопрос, проходить ей эти исследования или нет.  Однако теперь тон таких статей становится все более "директивным", подчеркивается,  что "эти скрининги проводятся всем женщинам без исключения" и т.п.

В качестве типичного примера можно привести статью "Двойной и тройной тесты" на тему ПД в февральском номере журнала  "9 месяцев" за 2014 год (стр. 20). В редакционную коллегию этого журнала (тираж 100000) входит академик РАМН, проф. Г.Т. Сухих ( директор ФГУ НЦ акушерства,  гинекологии и перинатологии им. В.И. Кулакова) и ряд других организаторов здравоохранения в области охраны материнства и детства.


Рисунок 505

31 мая 2015 на сайте правительства РФ появился документ под названием "О результатах контроля проведения пренатальной диагностики беременных". Чиновники победно рапортуют о снижении на 11% с 2010 г. младенческой смертности от врожденных аномалий, связывая это с  программами пренатальной диагностики (http://government.ru/orders/18305/). При этом высказываются нарицания в адрес регионов, таки не обеспечивших необходимую массовость "охвата" беременных.

Спрашивается каким образом эта  "директивная" политика согласуется с концепцией обязательности "информированного согласия" на медицинские диагностические и лечебные процедуры, закрепленной в российском Законе об охране здоровья?

Причем не все методы ПД безопасны для здоровья и жизни матери и ребенка. Так, методы инвазивной ПД, которые необходимо использовать для окончательной постановки диагноза, с вероятностью, как минимум, 1 – 3 % вызывают выкидыш (1).

Кроме того, как и
во всяком диагностическом методе в ПД невозможно полностью предотвратить ошибки, в том числе ложно-положительные результаты (1). Из-за них к аборту могут приговорить и здорового ребенка.

Например, в связи с явлением мозаицизма хромосомного состава клеток плодных оболочек, нерожденному ребенку может быть поставлен ошибочный диагноз хромосомной болезни, хотя на самом деле его кариотип нормален (1).

Согласно руководствам ПД, оши
бки составляют около 1% диагнозов. Но процент ошибки ПД (~1%) и процент выявления в группе риска с помощью инвазивной ПД  хромосомных болезней  в общем близки к друг другу. Например, в руководствах нередко указывают, что хромосомные болезни плода выявляют у 5 - 10% беременных групп риска (1).
В таком случае легко рассчитать, что в группе женщин, направляемых на аборт по "окончательным" результатам ПД (уже после инвазивной диагностики), доля «ошибочно» абортируемых здоровых детей реально будет достигать 10—20% (потому что на каждые 5 - 10 "истинно-положительных"  будет приходиться 1 "ложно-положительный" диагноз).

Если группа риска отбирается более "точно" путем первичных массовых скринингов (на что претендуют современные программы ПД), то % выявления в ней нерожденных детей с хромосомными нарушениями будет выше, например, около 20%. Тогда и доля ошибочных диагнозов в группе женщин, направляемых на аборт после ПД, тоже соответственно снизится ~ до 5%.  При меньшей точности отбора группы риска (что также возможно) доля таких ошибок наоборот возрастет еще больше. Однако точных данных о количестве подобных «ошибок» (так же как и об общем числе младенцев, погибших из-за «осложнений» инвазивной ПД) не сообщают. Статистика, связанная с ПД, абсолютно непрозрачна для общества (как будто речь идет о глубокой военной тайне).


В этой связи обращает на себя внимание тот факт, что одновременно со снижением на 10 - 20% младенческой смертности от врожденных заболеваний, в 28 субъектах РФ в 2015 году  наблюдается повышение на 40 - 70 % (а в некоторых регионах и в два раза) общей младенческой смертности в России (http://linia.udm.net/news/5302). Причины этого обсуждаются, делаются различные предположения.

Однако нет ли  также связи между продвижением мероприятий ПД (в том числе инвазивных внутриматочных вмешательств) и этой тревожной тенденцией? Очевидно, что как минимум программы ПД приводят к серьезному стрессу беременных женщин и повышению у них уровня тревожности.

К тому же пренатальная селекция  поглощает много средств, которые  могли бы быть использованы на улучшение качества терапевтической помощи детям. Не говоря уже о том, что индокринирование медиков со студенческой скамьи циничной идеологией, на которой зиждется ПД, также может не лучшим образом сказываться на качестве системы здравоохранения.

4. Является ли евгенический аборт «разумным выходом»?

В настоящее время организаторы здравоохранения наращивают мощность направленных на аборт массовых программ  ПД (8, 9), стараясь не замечать порождаемых ими тяжелых этических, правовых, социальных и  медицинских проблем. Направленная на аборт ПД – одна из основных задач строящихся перинатальных центров.

Следует также добавить, что ПД используют как  способ «улучшения» статистических показателей младенческой смертности (8, 9, 10). Известно, что статистика по "младенческой смертности" считается важным показателем развития страны на международном уровне, эти данные оцениваются на уровне структур ООН и т.п., поэтому у Минздрава к этим показателям такое пристальное внимание. Другими словами, действуют по принципу - убить тяжело-больного ребенка до рождения, чтобы не болел и не портил «демографическую статистику».

Вместе с тем такая политика тем более абсурдна и жестока, что в  современном  мире рождение детей с хромосомными болезнями и ВПР представляет собой вполне решаемую, в практическом отношении, проблему. Например, новые подходы к лечению, воспитанию и обучению детей с синдромом Дауна (основной мишени ПД) позволяют добиваться впечатляющих успехов. На детей с синдромом Дауна сегодня не смотрят как на обреченных, большинство из них могут быть адаптированными членами общества, хотя и с ограниченными возможностями (11, 12). Встречаются среди них и таланты. Известны и многодетные семьи, имеющие ребенка с синдромом Дауна, причем в некоторых из них он появился на свет первым.

Если же молодая женщина сделает аборт, то она может вообще утратить способность к деторождению (без «помощи» мучительных и  этически сомнительных программ  эктракорпорального оплодотворения - ЭКО).

Определенных успехов современная медицина достигла и в разработке методов  реабилитации детей со многими другими наследственными и врожденными болезнями (11). Однако ориентация на «селекцию» неизбежно тормозит прогресс коррекционной педагогики и медицины и снижает мотивацию у врачей лечить больных детей.

В США, вопреки мощному давлению абортно-неоевгенических кругов, в 2008 году был принят специальный закон, направленный на защиту нерожденных детей с синдромом Дауна и другими наследственными и врожденными болезнями (12, 13). В соответствии с новым законом при подозрении у нерожденного ребенка хромосомного нарушения (синдрома Дауна и др.) или,  например, дефекта заращения невральной трубки (spina bifida), его маме должны предложить познакомиться с семьями, где растут «особенные» дети, и предоставить информацию  о достижениях современной коррекционной медицины и педагогики (12, 13, 14). После такого консультирования многие женщины сохраняют нерожденному ребенку жизнь. Хотя закон не получил до сих пор федерального финансирования, ряд штатов  приняли на его основе собственные аналогичные законы, предполагающие обеспечение из своих бюджетов соответствующих мероприятий по консультированию и поддержке беременных, столкнувшихся с подобной проблемой (13).

Сходный закон был принят в 2009 году в Германии (15). Причем он устанавливает штраф в 8000 евро для врачей, навязывающих женщинам аборт по результатам ПД (15).

Важно также подчеркнуть, что, в отличие от России, в США и Германии не вовлекают беременных без их добровольного информированного согласия в пренатальные скрининги.

Например, текст закона штата Калифорния о пренатальном биохимическом скриниге  начинается с фразы, подчеркивающей безусловную добровольность указанных анализов. По закону супружеские пары, желающие участвовать в пренатальных скринингах, должны быть подробно  проинформированы о целях данных анализов, их возможностях и ограничениях, необходимости дальнейших исследований для точной постановки диагноза и т.д.

В случае, если у нерожденного ребенка действительно имеется смертельное хромосомное  заболевание или ВПР (эти дети уходят из жизни вскоре после родов или во младенчестве), также существует реальная альтернатива аборту. Согласно ряда зарубежных исследований, в подобной ситуации самое безопасное (с точки зрения психического и физического здоровья женщины) – не вмешиваться в естественный процесс, а обеспечить медицинское наблюдение и паллиативное лечение (как до, так и после рождения ребенка).

Такой выбор может избавить женщину от калечащей операции аборта, а обоих родителей – от чувства вины за умерщвление нерожденного малыша и переживания тяжелого пост-абортного синдрома (подробнее см. 11, 16).

В христианских семьях над детьми, родившимися живыми, но со смертельными болезнями, стараются как можно скорее совершить Таинство Крещения.

Следует также добавить, что в 50 – 90% случаев наличия у эмбриона хромосомных аномалий происходят самопроизвольные выкидыши. По ряду наблюдений они менее опасны для жизни и здоровья, чем искусственные аборты (подробнее см. 11, 15, 16), и, что самое главное, не калечат женщину психически и  духовно (как это происходит при намеренном умерщвлении беззащитного человеческого существа). При наличии адекватного медицинского наблюдения вынашивание ребенка с хромосомной аномалией не представляет большего риска для матери, чем обычная беременность.

В то же время, ПД не может гарантировать родителям рождения «заведомо здорового ребенка» и застраховать от развития у него заболеваний в будущем (после рождения). Во-первых, могут быть получены ложноотрицательные результаты ПД. Во-вторых, ребенок может иметь другие заболевания, не выявляемые данными методами, или получить травму при родах.

Наконец, очевидно, что после появления на свет ни один человек не застрахован от болезней и несчастных случаев. Если следовать идеологии абортивных программ ПД, то нетрудно дойти до признания эвтаназии детей-инвалидов, неизлечимых больных и стариков.

ПРОДОЛЖЕНИЕ см. здесь: http://yuliamass.livejournal.com/190661.html

Tags: пренатальная диагностика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments