Юлия Сергеевна Массино (yuliamass) wrote,
Юлия Сергеевна Массино
yuliamass

Ослепленные наукой. О научной и политической полемике в Великобритании вокруг темы защиты детства





ОСЛЕПЛЕННЫЕ НАУКОЙ.
О научной и политической полемике в Великобритании вокруг темы защиты детства (социальной службы)


Большой интерес представляет дискуссия, развернувшаяся на тему социальной службы, защиты детства и т.п. в последние годы в Великобритании. В ряде англоязычных книг и статей известные западные эксперты и специалисты (профессора университетов и т.п.), посвятившие свою жизнь области социальной службы, критикуют современное состояние и тенденции развития данной сферы "изнутри системы". Они  требуют  реформирования этой ставшей драконовской по их мнению системы , чтобы придать ей человеческое лицо. Примеры таких исследований приведены в ссылках в конце этого сообщения (1, 2, 3, 4, 5, 6, 7). Жаль, что эта литература не издается на русском языке, хотя тема актуальна и для  России. Ведь здесь также происходит внедрение аналогичных программ (которые у нас часто называют  "ювенальными технологиями") в области социальной службы , причем как нечто бесспорное, без каких-либо  разъяснений  (или с голой пропагандой вместо них) обществу, с какими собственно целями такая политика проводится.    

Важно, что некоторые авторы из Великобритании (см., например, ссылку 4 в списке литературы: https://www.amazon.co.uk/d/Books/Blinded-Science-Implications-Epigenetics-Neuroscience/1447322339 ) раскрывают, что в основе политики в области защиты детства и социальной службы в настоящее время  лежат современные западные утопические (это особо подчеркивается !) проекты исправления общества  и  достижения социального прогресса. Считается, что удастся значительно улучшить показатели уровня преступности, бедности, физического и психического здоровья, образованности, экономической активности путем распространения "правильного"  родительства, которое призвано обеспечить «оптимальное развитие мозга» детей начиная с самого раннего возраста (с пренатального периода и первых трех лет жизни). Якобы этот период окончательно определяет развитие мозга человека по принципу «все или ничего».

При этом предполагается, что бедные слои населения (а в условиях неолиберальных реформ во всех странах Запада резко выросло социальное неравенство) – часто не могут обеспечить такого адекватного развития мозга ребенка, что «равноценно нанесению тяжелой мозговой травмы, подобно удару молотком по голове» и т.п. (4).

Поэтому в "наилучших интересах ребенка" и развития всего общества современное «терапевтическое» государство не только обязано, но имеет моральный долг осуществлять раннее вмешательство, которое наряду с тренингами по правильному родительству (в течение ограниченного периода) во многом сводится просто к изъятию детей из "семей риска" (4). Ребенок рассматривается в этой системе как автономное существо, не связанное родственными и семейными узами. Как самостоятельный "ресурс для инвестиций в будущее". При таком подходе работникам социальных служб морально легко "выдергивать" ребенка из кровной (или как сейчас говорят, «биологической») семьи, перемещая в более "успешную" (приемную, фостерную, путем передачи на усыновление). И часто не берется в расчет, что разрыв ребенка с кровной семьей может нанести тяжелейшую травму как ребенку, так   и оставшейся семье (отражаясь не только на родителях на многие годы, но и на более широком круге членов этой семьи). Вот такие, в общих чертах, тенденции  и установки современной западной системы защиты детства и социальных служб, особенно в англоязычных странах (США, Великобритании, Австралии).

Система особенно авторитарна по отношению к бедным слоям населения, не учитывая социально-экономические причины бедности (рост неравенства как следствие неолиберальных экономических реформ и т.п.). "Вина" за бедность возлагается на самих бедняков.

Как подчеркивают критики этой идеологии, в такой политике имеет место возврат к евгенике, но в её новом обличье (4). При этом для морального оправдания такой социальной политики прибегают к новейшим результатам нейронаук, генетики (особенно её нового направления - епигенетики) и научной психологии (здесь особенно большое значение придается современной научной теории привязанности Боулби) (3, 4).

Но, как отмечают критики (см. например, ссылки: 3, 4, 5) на самом деле - это во многом просто пропаганда, так как, строго говоря, из науки такие выводы не вытекают. Например, научные данные в своей полноте скорее говорят о пластичности мозга ребенка, не поддерживая детерминистские мифы раннего возраста (3, 4, 5). И нет данных, которые бы подтверждали, что обычные вариации в условиях воспитания детей (если речь не идет о крайних случаях насилия, жестокости и т.п.) наносили бы "необратимые травмы мозга" ребенка. Наоборот, в антропологии накоплено много данных, свидетельствующих, что человеческий организм может нормально развиваться в самых разнообразных, и часто очень нелегких условиях существования (4, 5).

Также и в области изучения привязанности на уровне научных работ ведется дискуссия; признается, что еще очень мало известно, каким образом научные данные о развитии ребенка в раннем возрасте соотносятся с траекториями дальнейшего развития (3, 4).

Но социальные инженеры  и идеологи, увлеченные своими концепциями, фактически занимаются манипуляциями, выбирая только те научные данные (часто полученные в лабораториях на животных, например, крысах, и вообще не подтвержденные в отношении к человеку), которые поддерживают их идеи, и умалчивают о результатах, которые им противоречат. И в таком урезанном виде эти пропагандистские материалы продвигаются дальше, на уровне государственных структур, определяющих, например, семейную политику и т.п. Затем, в еще более профанированном виде распространяются в СМИ. И уже в виде инструкций и алгоритмов, как "истина в последней инстанции" спускаются на уровень социальных служб и т.п. (подробнее см. 3, 4).

Вот один из характерных примеров, показывающих, как "работает" на практике подобный подход, названный критиками "нейросциентизмом", "нейроманией" и "эпи-евгеникой". Всячески пропагандируют исследования, выполненные на лабораторных крысах, в которых наблюдали, что потомство самок интенсивно "ласкавших" (лизавших и т.п.) своих детенышей, отличалось в своем поведении от детенышей менее "ласковых" самок (цитируется по 4, 5). Последние были несколько более пугливые, причем это поведение крыс в специфических лабораторных условиях истолковывалось в негативном антропоморфном  контексте как "повышенная тревожность".  Эти различия объяснили эпигенетическими изменениями (метилировнием ДНК), влияющими на мозг через механизмы стресса. Однако критики обращают внимание на то, что хотя эти необычно (для научных исследований) разрекламированные и подхваченные СМИ результаты и были опубликованы в престижных научных журналах, причинно-следственные связи, которые позволяли бы делать такие заявления, строго говоря, остались недоказанными, все строилось на корреляциях (4,5). Более того, полученные на крысах результаты без достаточных оснований экстраполируют на человеческое поведение, причем "ласковые самки крыс" выставляются как "положительная ("идеальная") модель родительства" для людей (4, 5).

На приведенном ниже рисунке - характерная иллюстрация  "правильного родительства" на крысином примере, из статьи с рекламой указанных исследований (
http://discovermagazine.com/2013/may/13-grandmas-experiences-leave-epigenetic-mark-on-your-genes  ). Сверху - "хорошая мама-крыса", постоянно лижущая своих детенышей, снизу - якобы "плохая" ("неласковая"), хотя как указывают критики подобных подходов, чем собственно такое поведение "плохо" с адаптивной точки зрения для живущих в условиях вивария крыс - остается не понятным (4, 5). Это тем более не ясно, что в норме, при обычных  условиях содержания, лабораторные крысы показывали чаще всего именно более "холодное" родительское поведение (тем не менее, объявленное авторами этих исследований  "патологическим"), в то время как "ласковое родительство" индуцировалось у животных при особых условиях эксперимента (4, 5).  




На основе крысиного родительства  делаются выводы (провозглашаемые на уровне правительственных докладов в Великобритании) о необходимости раннего вмешательства в семьи риска со стороны государства, включая изъятие детей у матерей с послеродовой депрессией, так как они предположительно могут быть недостаточно нежными в отношении ребенка. Также в группе риска по изъятию детей оказываются семьи, испытывающие стресс в результате безработицы, бедности и т.п. (3, 4, 5). В результате Великобритания отличается скандально высокими цифрами насильственного изъятия новорожденных детей у матерей с передачей их на усыновление без согласия матери (биологических родителей). Это только один примеров социальных последствий нейросциентизма и эпи-евгеники (4). Здесь также проявляется социальная политика риска, когда "терапевтическое" государство считает возможным наказывать граждан (в данном случае, лишением родительских прав) не за их реальные преступления, а только в результате обнаружения (на основании определенных "маркеров") "повышенного риска" совершения каких-то поступков (4).

Все это возможно выглядело бы как гротеск, если бы не было тревожной реальностью. В одной из статей в «Гардиан» (https://www.theguardian.com/education/2014/apr/26/misused-neuroscience-defining-child-protection-policy), где также обсуждали эти проблемы,  приводятся следущие слова профессора отделения социологических исследований  Шеффилдского университета (Великобританиия) и регистрированного социального работника Сью Вайт (Sue White) (http://www.sheffield.ac.uk/socstudies/staff/staff-profiles/sue-white ):

«То что мы делаем – это неверное использование данных нейронаук, мы предполагаем, что это очень опасно для детей оставаться в некоторых ситуациях. Я не говорю о том, чтобы оставлять их в обстановке, когда им могут нанести увечья, или они могут быть подвергнуты сексуальному насилию.

Речь о другом: «Твоя мама была немного несобранная, немного выпивала, не обращалась с тобой оптимальным образом и была бедна, поэтому государство вмешалось в ситуацию».

Но только когда ребенок, которого забрали от матери, вырастет, он спросит: «А кто-нибудь пытался помочь моей маме?» (см. здесь: https://www.theguardian.com/education/2014/apr/26/misused-neuroscience-defining-child-protection-policy).



***
Вместе с почетным профессором Ноттингамского Университата Девидом Ватселом (David Wastell), специалистом в области нейробиологии и информатики,  Сью Вайт является соавтором изданной в 2017 г. в Великобритании впечатляющей книги на обсуждаемую тему, под названием «Ослепленные наукой. Социальные последствия эпигенетики и нейронауки" (4).

 См. ниже:



Источник: https://www.amazon.co.uk/d/Books/Blinded-Science-Implications-Epigenetics-Neuroscience/1447322339

*******
Интересно привести отзыв об этой книге Джона Бруера – почетного президента известного американского Фонда им. МакДоннелла (The James S McDonnell Foundation ), целью которого является поддержка образовательных и научных проектов, пропаганда научных знаний.

«Слишком часто – пишет Бруер, - политика в области детства основана на догматических интерпретациях чрезмерно  упрощенной науки. Критический взгляд (скептицизм) в таких случаях может служить противоядием. Это противоядие содержится в данной замечательной книге, выдвигающей на первый план этические проблемы» (
https://www.amazon.co.uk/d/Books/Blinded-Science-Implications-Epigenetics-Neuroscience/1447322339).

В этой книге с привлечением очень большого фактического материала, с цитированием и обсуждением результатов  научных исследований и т.п. - показано, как  спекуляции на науке, необоснованное притягивание гипотез (выдаваемых за доказательство), манипулирование научной фразеологии для проталкивания неких сомнительных концепций как "истины в последней инстанции", приводит к печальным последствиям в таких сферах, например, как защита детства (социальные службы). В частности, нагнетая страхи вокруг "детерминизма раннего возраста" (утверждений, что якобы развитие мозга ребенка жестко регламентировано первыми тремя годами) - политики настраивают социальные службы на все большие масштабы "раннего выявления рисков" и изъятию детей из "семей групп риска", вместо оказания помощи нуждающимся в ней семьям, часто не по своей вине оказавшихся в тяжелой экономической ситуации.

В подобном пропагандистском виде идеология нейросциентизма и эпи-евгеники проникает и в Россию.  Но если на Западе , по крайней мере, издаются критические книги и статьи (написанные самими экспертами в этой сфере), призывающие общество (включая специалистов, студентов социальных факультетов и т.п.) - к критическому осмыслению этих утопических редукционистских концепций и вытекающих их них практик, переосмыслению моральных оценок подобной политики, к широкой общественной дискуссии по творческому реформированию системы социальной службы (с целью её гуманизации) - то у нас ничего подобного не издается. А критика нередко представлена в основном политизированными лозунгами и митингами, которые могут приводить к маргинализации темы.

Зато, например, по ряду признаков (включая характерную фразеологию) можно предполагать, что специалисты сферы социальной службы и студенты соответствующих университетов и факультетов в России подвергаются индокринированию такими западными утопиями  (на самом Западе критикуемыми наиболее творческими представителями данной сферы). Или  тема перехватывается разными демагогами, нередко сводящими все просто к ожесточенной "классовой борьбе" между перепуганным родительским сообществом и социальными службами.

А нужен бы диалог, причем такой, чтобы в результате и профессионалы в области социальных служб (тем более студенты и аспиранты соответствующих специальностей и т.п.) увидели, что совсем не обязательно относиться к этим технологиям как к "истине в последней инстанции", что можно и нужно их творчески реформировать, оставив то полезное. что там есть (а там есть и такое), и выкинув вредно-утопическое и аморально-бесчеловечное. Важно бы показать, что и на Западе, откуда эти технологии к нам приходит, есть специалисты высокого класса, которые не боятся творчески критиковать и пересматривать данные концепции и практики, призывая к их гуманизации.

Литература

1. Featherstone B., Morris K. and White S. (2013). A Marriage Made in Hell: Early Intervention Meets Child Protection. Br J Soc Work.
http://bjsw.oxfordjournals.org/content/early/2013/03/18/bjsw.bct052.full

Название на русск.: "Свадьба в аду: Раннее вмешательство встретилось с системой защиты детства".
***
2. Hyslop I. (2015). Welcome to the nightmare: social work, child protection and the punishment of the poor. http://www.reimaginingsocialwork.nz/2015/05/welcome-to-the-nightmare-social-work-child-protection-and-the-punishment-of-the-poor/

Название на русск.: "Приглашение в кошмар: социальные службы, защита детей и наказание бедных".
***
3. Wastell D. and White S. (2012). Blinded by neuroscience:
social policy, the family and the infant brain. Families, Relationships and Societies, vol 1, no 3, p. 397–414. http://www.managingbydesign.net/my_library/blinded%20by%20neuroscience.pdf

Название на русск.: "Ослепленные нейронаукой: социальная политика, семья и мозг ребенка".
***
4. Wastell D. and White S. Blinded by Science: The Social Implications of Epigenetics and Neuroscience. Policy Press: Bristol, UK. 2017. 291 p.
https://www.amazon.co.uk/d/Books/Blinded-Science-Implications-Epigenetics-Neuroscience/1447322339


Название на русск.: "Ослепленные наукой: Социальные приложения эпигенетики и нейронауки".
***
5. Wastell D. and White S. Epigenetics, rats and foetal programming: making the "good enough" 21-st century mother. 2016.
http://discoversociety.org/2016/07/05/epigenetics-rats-and-foetal-programming-making-the-good-enough-21st-century-mother/

Название на русск.: "Эпигенетика, крысы и программирование плодов: изготовление "достаточно хороших" материей 21-ого века".
***
6. Parton, N. (2016). An ‘authoritarian neoliberal’ approach to child welfare and protection? Aotearoa New Zealand Social Work, v.28, no 2, p. 7 -8.
https://anzswjournal.nz/anzsw/article/view/219/283


Название на русск.: "Авторитарный неолиберальный" подход к защите детства?"
***
7. Parton, N. (2014). The Politics of Child Protection: Contemporary Developments and Future Direction. Basingstoke: Palgrave Macmillan.
https://www.amazon.com/Politics-Child-Protection-Contemporary-Developments/dp/1137269294


Название на русск.: "Политика защиты детства: Современное развитие и будущие направления".
***
Ниже также дана ссылка на короткую заметку по поводу еще одной книги, на близкую тему (той же группы авторов, что и в ссылке 4):
Массино Ю.С. О книге английских экспертов соцслужбы с конструктивной критикой системы защиты детства.
http://yuliamass.livejournal.com/229971.html?utm_source=vksharing&utm_medium=social
В указанном сообщении дано резюме содержания книги, с цитатами.
Tags: Великобритания, евгеника, защита детства, крысы, лабораторные животные, нейромания, психология, родительство, социальные службы, социальные утопии, сциентизм, эпигенетика, ювенальные технологии
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments