Юлия Сергеевна Массино (yuliamass) wrote,
Юлия Сергеевна Массино
yuliamass

Медиаконференция с протоиереем Александром Авдюгиным (г. Луганск, Украина)


Источник: http://mgm.com.ua/content/o-aleksandr-avdyugin#mgmodule-ask-question-form.
 
О госте:

Протоиерей Александр Авдюгин. Родился в 1954 году в г. Ростове-на-Дону. В ноябре 1990 года получил рекомендацию на священническое служение и в ноябре был рукоположен митрополитом Луганским и Алчевским Иоанникием (тогда - епископ Луганский и Донецкий) в иереи и направлен на приход с.Ребриково Антрацитовского района, где прослужил 18 лет. В 2005 году получил новое послушание: настоятельство в строящемся храме-часовне в память погибших шахтеров в г.Ровеньки. В 2008 году передал Ребриковский приход своему воспитаннику. В настоящее время кроме настоятельства в ровеньковском храме возглавляю епархиальный отдел по СМИ и исполняю обязанности пресс-секретаря епархии.

Медиаконференция с о. Александром Авдюгиным состоялась 5 июля.

Медиаконференция:

Интересующийся:

Отец Александр, правда ли, что состояние здоровья митрополита Иоанникия ухудшается и, в связи с этим, в верхушке епархии происходят конфликты? Говорят, что из-за этого в Луганск приезжала специальная архиерейская комиссия. Каковы могут быть итоги этого визита?

О. Александр: Недомогания для 74-летнего человека – вполне понятная реальность, тем паче, при той нагрузке, которую несет на своих плечах человек отдавший церкви 54 года служения. Он из простой, крестьянской, верующей семьи из Курской области. Он один из немногих архиереев исконно русского происхождения. Он учился во времена хрущевских гонений, когда Хрущев обещал «нынешнему поколению показать по телевизору последнего попа». Насмешки и презрение к верующему человеку были общеприняты. Тогда закрывали Киево-Печерскую лавру и выгоняли их практически голыми на улицу. Потом он учился в Одесской семинарии, закончил Московскую духовную академию, был келейником у патриарха Пимена, затем вернулся в Одессу, где был экономом монастыря и преподавал в семинарии литургику. То есть он прошел такой путь, о которых мы можем сейчас читать только на страницах учебников.

Сегодня подросло то поколение священнослужителей, которое знает историю своей церкви лишь по рассказам и учебникам. Естественно, разномыслия неизбежны, и столкновение поколений всегда происходило. Многие говорят, что в церкви должно быть едино, и все должны мыслить одними категориями. Ошибка. Об этом Евангелие говорит словами апостола: «Ибо надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные» (1Кор.11:19). Говорить о том, что у нас какой-то тоталитаризм присутствует в церкви – не правильно. Потому что каждый человек уникален и идет по своей тропинке к Богу самостоятельно. Да, у нас есть догматы и каноны, но они не ограничивают, а ограждают от влияния внешнего мира, от нападений лукавого. Но в творческом плане мы ни в коем случае не ограничиваемся, у нас идет вектор развития не в разные стороны, а вертикально вверх. Разногласия вполне возможны, как и различные взгляды на методы руководства, что и произошло в нашей епархии.



Для того чтобы различные взгляды на методы руководства не стали причиной серьезного конфликта, и была приглашена комиссия из пяти правящих архиереев. Состоялась продолжительная беседа, где смогли высказаться все желающие. Выводы же будут сделаны на заседании одного из ближайших синодов Украинской православной церкви. Это не будут запрещения, устрашения, снятия с должности. Будет четкое решение: как сделать так, чтобы эти разномыслия урегулировались. Это не в первый раз в истории происходит, такая же ситуация уже складывалась в Сумской епархии и других. И ничего в этом страшного нет.

К сожалению, внутрицерковная епархиальная проблема была светскими СМИ возведена до уровня скандала. Причем комментировали ситуацию или те, кто вообще не имеет представления о внутренней жизни церкви (из тех, кто пишут, что «священник размахивал паникадилом» – в то время, как паникадило это люстра), или раскольнические организации. Вы же знаете, что два-три оригинала могут сделать себе такой пиар на этом!.. Не хотелось бы проводить параллели с политикой, но это так.

Хотелось бы напомнить ретивым сочинителям «от ветра головы своея», что под церковными куполами грешники собираются. И среди грешников и мы, и я как священнослужитель. Мы не объявляем себя святыми, как протестанты, мы объявляем себя самыми грешными, грешнее всех, которые есть. Церковь – это лечебница души, где лечение довольно болезненно происходит и часто требует серьезного оперативного вмешательства… Вот только метода лечения абсолютно иная, чем в светской жизни. Она любовью назвается. Хочешь знать – «приди и виждь». Сначала приди в церковь, поживи здесь, побудь хотя бы в качестве смотрящего, а уж затем пиши. А рассуждать с точки зрения мирского человека о вещах, которые тебе неизвестны, я считаю, некорректно.

Евгений Костогрыз

Почему бутылка пива дешевле свечки в церкви? Если виноваты проклятые безбожники от лукавого, то скажите, насколько церковь сейчас далека от государства? В каждой деревне по церкви, а на что они влияют не понятно. Зачем молодому человеку в наше время идти к Храму, если в нем он не видит ничего хорошего? Что Вы можете предложить?

О. Александр: Я ничего предлагать не буду. Просто когда начинают сравнивать храм с хлевом, то можно говорить об уровне данного вопрошающего. Простите за резкость, но вывод такой получается из того, что человек сравнил пиво со свечкой. Если уж говорить о свечках, то во многих храмах они сейчас просто лежат в свечной лавке, и любой желающий может подойти и взять их, а пожертвовать столько, сколько считает нужным. И таких храмов становится все больше. Там, где их продают, самые дорогие свечи по 10-15 гривен. Это толстые большие свечи, которые действительно стоят денег. Мы же их тоже сами не делаем.

Храм живет за счет пожертвований на эти свечи, ведь сейчас содержать храм – это довольно серьезные расходы. От платы за землю большинство храмов освобождены решением местных советов или им дано право безвозмездного пользования землей на определенное количество лет. Но мы-то и территории облагораживаем вокруг. Я возьму свой храм в Ровеньках. Он стоит в сквере, где раньше был сбор наркоманов и алкоголиков и мусора. Сейчас это место, где гуляют дети, где не бывает эксцессов.

Теперь по существу вопросов, хотя они как-то расплывчаты.

1. Безбожники не от лукавого, а от собственной несостоятельности происходят. Часто безбожников получаем от незнания. Уж так у нас сложилась история, что нередки случаи, когда человек вообще не знает что такое Бог, что такое вера. Многим веру заменяют суеверия – они знают, что усопшему в гроб бутылку водки нужно положить, пачку сигарет, мелочи насыпать… А о том, что усопшему только молитва нужна – не знают. Тут еще и мы виноваты. Мы привыкли говорить: «должны, должны, должны». А человек отвечает: «а чего это я кому-то должен?» А не нужно говорить «должны», нужно уметь рассказать интересно и конкретно. Приходит много молодежи в церковь, разговариваешь с ними и видишь полное незнание. Незнание того, на чем построена наша нация, культура, история. В конце концов, основой ее было православие. Даже буквы-то, которыми мы пользуемся – это кириллица, азбука, созданная для славян святыми Кириллом и Мефодием.

2. Церковь отделена от государства, личные политические пристрастия верующих и священнослужителей их личное дело, никак не влияющие на веру. Они не должны вноситься в церковную ограду. Мы уже имели примели пример в 2004-м году, когда церковь официально поддержала одного из кандидатов на президентских выборах. Это была серьезная ошибка. После этого на Синоде было высказано четкое решение: священник не имеет права участвовать в политической агитации, в политических кампаниях, и не имеет права занимать какую-то должность в исполнительной власти. А затем еще несколько раз на эту тему выступал Блаженнейший (митрополит Киевский и всея Украины Владимир. – «МГ»).

Священники, которые делают это (а такие есть, и в Луганской епархии в том числе), нарушают решение Синода. Я уверен, что накануне грядущих выборов будет еще одно обращение Синода и Блаженнейшего по этому поводу.

Я понимаю, что вы можете сейчас задать вопрос о священнике и политическом деятеле, который в Луганске есть. Я от этого вопроса уйду, задайте этот вопрос ему, это его личное дело. Я уважаю его как человека и благотворителя церкви. Я лично с ним встречался дважды, и у меня сложилось благоприятное впечатление. Но он мое мнение об участии священника в политике прекрасно знает.

3. В каждой деревне (поселке, городе) храмы построены не по велению епархии, а по собственному желанию жителей, которые их и возводят и за ними ухаживают. Не мы принимаем решение – «построим-ка здесь храм!», а сами люди обращаются в епархию, просят: «дайте нам священника». Потом они дают жилье, кормят-поят священника и даже дарят ему машину – все это делают прихожане, среди которых есть и состоятельные люди. Они жертвуют, а мы молимся.

4. У нас на приходах масса молодежи активно и сознательно участвующих в приходской жизни.

Владислав

Отец Александр, скажите, есть ли на Луганщине священники, которые занимаются экзорцизмом – изгоняющие бесов? Как найти такого? И еще вопрос, их на это уполномочивает церковь, епархия? Их как-то специально учат этому? Не может быть так, что после процедуры одержимому станет еще хуже? Спасибо за ответ.

О. Александр: Экзорцизм в православной традиции сейчас называется «отчиткой». В древней церкви был особый церковный чин – экзорцист. Экзорцисты поставлялись епископами, также как диаконы и священники. Но уже в третьем веке каноны запретили поставлять экзорцистов.

Отчитка (экзорцизм) – это специальный молебен во время которого опытный монашествующий священник (от рождения девственник), имеющий на это благословение архиерея и духовную силу читает заклинательные молитвы на изгнание из человека падших духов. Дело это непростое и опасное. У нас в Украине благословлено отчитывать в двух местах: Ионинский монастырь и Почаевская лавра, знаю еще два места в России. Все остальное – от «ветра в голове своея» или от желания быть необыкновенным.

В нашу церковь экзорцизм ввел святой Петр Могила. Это чисто католическая практика. Затем экзорцизм из Киева распространилось и на север.

Благословения и «полномочий» на «отчитку» (так у нас называют экзорцизм) мирским священникам епархия не дает. Какой из тебя экзорцист, когда ты после службы идешь и занимаешься цементом, коровами, детьми? 26 правило Лаодикийского собора говорит: «Не произведенным от епископов не должно заклинати ни в церквах, ни в домах…»

Есть у нас в области священники, которые берутся за отчитку, но все это – самодеятельность. Некоторые даже проводят сеансы с 10-15 бесноватыми одновременно, хотя отчитка всегда должна проводиться индивидуально. Им постоянно указывают, что такими делами заниматься нельзя. О каком стяжании Святого Духа можно говорить, когда священники не имеют обычного смирения и послушания Матери-Церкви?

Вот и ездят к ним толпами бесконечное количество раз, не получая исцеления. На самом деле далеко не факт, что большая часть тех ,кто обращается за помощью, действительно являются бесноватыми. Это могут быть просто больные люди, которым нужна помощь врача. Кстати, в Ионинском монастыре, в Киево-Печерской лавре монахи, которые занимаются отчиткой, имеют хорошее светское образование, медицинское, психологическое, они могут определить, в каких случаях требуется экзорцизм, а в каких – врачебное вмешательство.

К счастью, действительно бесноватые – большая редкость. Однако мне довелось видеть таких. Видите, у меня вот с одной стороны борода реже? Это меня одна схватила года три назад. Я видел, как ребенок полуторагодичный разговаривал взрослым мужским голосом, матом крыл всех подряд в церкви. У меня есть сотня свидетелей. Это довольно страшно. Я отправил их туда, где считаю, что им помогут.

Советую почитать вот эту статью на данную тему: http://www.k-istine.ru/occultism/occultism_osipov.htm

Ekaterina

Очень активно работают протестантские миссионеры. А православная церковь миссионерской работы, по сути не ведет. Почему так происходит, отец Александр? Это официальная политика такая - кто придет самотеком, тот и спасен, кто не пришел - горите в геенне огненной вместе с иноверцами? Может, пора менять подходы?

О. Александр: Миссионерскую работу нужно улучшать. Сомнений в этом нет. То, что у нас миссионерское направление работы меньше всего развито – это так. Но нужно отметить, что мы все эти 20 лет строили новые храмы, делали новые приходы. С 92 по 94 годы в Украине открылось почти 3 тысячи храмов! В то время была всего одна действующая семинария, которая выпускает 60 священников в год. Где было брать священнослужителей, простите? Рукополагали не по знанию, а по желанию. Да и священники занимались больше хозяйственной работой. Поэтому миссионерству уделялось внимания мало. Но в том, что протестанты «впереди планеты всей» – я категорически не согласен. Просто протестантствующие, подарив нищему куртку или купив больному лекарство, тут же трубят об этом по всему миру. Причем пиарят себя очень умно и профессионально. Мы так не умеем, да и не желаем. В данном случае надо быть по-евангельски скромными.

Мы окормляем множество приютов и домов престарелых, наши священники не только служат в тюрьмах и в местах заключений, но и занимаются там социальной работой; одеваем бродяг и бездомных; устраиваем благотворительные обеды и т.д.

Зайдите на сайт Алчевского благочиния (http://alblago.lg.ua/%E2%80%93 – «МГ») посмотрите сколь многообразна миссионерская и социальная работа. И такая ситуация повсюду на Луганщине.

В информационном плане мы тоже потягиваемся. Появилось несколько сайтов серьезных, с божьей помощью, скоро откроется и луганский центральный сайт. Мы выпускаем довольно серьезную газету 20-полосную. Уже год она существует, люди подписываются на нее. Уже 5 тысяч тираж, и он будет увеличиваться. А газеты – это и есть миссионерство, правильно?

Но этого мало. Для этого был и создан миссионерский отдел и отдел по работе с молодежью УПЦ. Там есть грамотные, образованные и обладающие харизмой лидеры – епископ Иона и архиепископ Филипп. Мы провели уже 5 фестивалей Православных СМИ, которые стали международными. Мы сейчас в Украине имеем более 300 православных СМИ из которых многие – официальные.

Надеемся сейчас на молодое священническое поколение, которое сегодня воспитывается в наших духовных школах.

Находка:

В Храме «Умиление», который строится в Луганске, планируется создать центр по работе с семьей и молодежью. Не может ли он стать элементом основным в такой работе?

О. Александр: Отец Александр Пономарев, настоятель храма «Умиление», казалось бы, сейчас должен быть занят только стройкой. Но он ведет и большую социальную работу с будущими прихожанами этого храма. И у него это получается. Он очень коммуникабельный и эрудированный священник. Уверен, что запланированный центр сыграет громадную роль. Там ведь будет не только сам храм, но и вся инфраструктура.

Сейчас совершенно правильно поступают жалобы, что спилены деревья вокруг строящегося храма. Их действительно жалко, и поэтому не спиливали последнего. Но в проекте прописано: это будет красивейшее место с прекрасной аллеей. И деревья будут высаживать не молодые саженцы, а уже зрелые деревья. Могу заверить, что вы туда будете гостей города водить. Это будет место отдыха – и духовного, и телесного. Я попросил отца Александра, чтобы он выложил генеральный план у себя на сайте. Думаю, он скоро появится.

Работа с молодежью в этом храме – обязательная часть социальной церковной программы. Привлекать нужно тем, что интересно. Возьмем историю Луганщины – вы знаете, сколько у нас святых мест? Сегодня, к сожалению, этим никто не занимается. Раскопали, что есть пещерные монастыри в Сватовском районе, – ученые этим занимаются. Достопримечательность, можно экскурсии возить. А кто у нас знает об иконе Божьей Матери «Луганская»? А ведь она написана лучшим иконописцем последних двух столетий и хранится в Петропавловском кафедральном соборе. Об этом нужно рассказывать.

Кто знает историю протоиерея Евфимия Качана, удивительного настоятеля храма, который находился на месте нынешнего Дома техники? Или первого архиерея на Луганщине архиепископа Никона Петина, которого назначили в Луганск в 1944 году? Об этих людях книги надо писать. И вернуть эту историю того края, в котором мы живем. Тогда понятнее становится наша вера. Вот это нужно возвращать, вот это нужно делать.

Внимательный:

Перед вами, о. Александр, «МГ» проводил медиаконференцию с губернатором Владимиром Пристюком. Он сказал, в частности: «Сейчас происходит смена поколений, молодежь идет служить в церковь. И идет борьба разных философий. И я хочу помочь этим ребятам, этому течению». Действительно ли происходит смена поколений в церкви? И если да, то насколько острая идет борьба философий?

О. Александр: Да, я посмотрел эту конференцию. Губернатор прав. Смена поколений действительно происходит и она, как везде, немного болезненна. Церковь не исключение. Но от этого никуда не денешься. Уходит поколение, которое смогло сохранить веру в самые сложные годы противостояния с оголтелым материализмом и безбожием.

Когда я приехал в Святогорский монастырь, который только начинал возрождаться, ко мне подошла женщина и спросила ,можно ли ко мне прикоснуться. Тогда священник был редкостью. А сегодня священник – вполне реальная и часто встречающаяся фигура. Иные возможности и другие проблемы. Мы стали более независимы в своих отношениях с властью и уже не вздрагиваем получая письмо со штемпелем госучреждения и не хватаемся за сердце увидев в храме «значительного» чиновника или мундир с погонами.

Контингент верующих изменился. Да, мы почти потеряли среднее поколение – в связи с перестройкой и переход в новую фармацию. У нас сегодня в храмах в основном молодежь и люди преклонного возраста. А молодежь сейчас идет интересная, умеющая мыслить. Я смотрю на студентов наших семинарий и академий, это уже не люди, которых интересует только «Отче наш», требник и служба. Молодежь сейчас понимает, что в это время мы должны быть открыты для всех. Поэтому конфликт поколений происходит не в мировоззрении религиозном, а в методике и принципах: в технологии, если можно так сказать, несения веры.

Сегодня проповедь обязательно должна быть связана с реальностью, иметь привязку к насущным проблемам, к тому, что заботит наших прихожан. (С поправкой на то, что я сказал об отношении церкви к политике, разумеется). Ведь у нас сейчас человек, который приходит за помощью в церковь, часто начинает искать проблему не в себе, а в окружающей действительности. И забывает о том, что Господь когда отвечает на твои просьбы? Не тогда, когда мы говорим: «Господи, дай!», а когда говорим: «Господи, спасибо за все!» Ведь мы сами виноваты в том, что у нас такая власть, что у нас такая экономика.

Это довольно большая тема. На хорошую статью тянет. Владыка благословил мне отпуск, так что если смогу, то попытаюсь во время отпуска написать об этом…

Вадим Блажэнный:

Почему, не смотря на старания всех мировых религий (включая и вашу), человечество в целом так и не стало религиозным?

О. Александр: Это ваше мнение. Я знаю иное. В какой дом или квартиру не зайду, в какой офис или кабинет не загляну – везде есть иконы. Всех младенцев крестят, а усопших отпевают. Библии раскупаются, исповедников – масса. Более того, как только что-то случается, то вольно или невольно кричим всеми фибрами души и связками горла: «Господи помоги».

Мне нравится анекдот такой. Едет автобус с кришнаитами на экскурсию на Ай-Петри. Едут, поют свое знаменитое «Харе Рама, Харе Кришна». Но тут автобус чуть не срывается с обрыва и все выдыхают хором «Господи, помоги!» Это история о том ,что наши люди все равно приходят в церковь. можно часто увидеть, что человек (не постоянный прихожанин) заходит в храм, свечу зажег, у иконы постоял, помолился как мог и уходит с облегчением.

Поэтому говорить, что наши люди не верующие, я не могу. Это как Лесков писал – в большинстве случаев они крещены, но не просвещены.

ЖуЖа:

Отец Александр, скажите пожалуйста, сколько храмов на Луганщине было построено за годы независимости Украины? И сколько храмов сейчас пустует?

О. Александр: Сейчас в Луганской области две епархии: Северодонецкая и Луганская. Разделены были только потому, что управлять всей громадой епархии одному Владыке очень сложно. По обычаю Владыка должен два раза в год посетить каждый храм. Это даже сейчас уже трудно. В 1990 году было лишь 32 прихода на всю область, сейчас только в Луганской епархии (промышленный юг области) почти 300 приходов и почти 400 священнослужителей. Цифры по Северодонецку я не знаю. Новых храмов построено больше сотни.

Пустующие храмы есть только в сельской местности на севере области. Я не знаю цифры (это не моя епархия), но таких единицы. Если туда священника посылают, он начинает служить, – а на службу приходит 2-3 человека. За что восстановить храм? Значит, нужно искать спонсора. А какие там спонсоры? Спонсоры только в областном центре. А здесь, у нас на юге области брошенных храмов нет. Все они восстановлены или восстанавливаются.

Zzzzzzzzzzzzz:

Очень интересует вопрос: почему цены на венчание, крещение и другие таинства в «модных» луганских храмах, типа Свято-Владимирского, настолько неприемлемы для простых горожан, что обслуживают там только клиентах на Роверах и Мэрседесах? Пару лет назад венчание в Свято-Владимирском стоило порядка 5 тысяч гривен. Боюсь представить, сколько запрашивают сейчас.

О. Александр: Сейчас пожертвование за венчание во Владимирском соборе около 500 гривен, пару лет назад было 150. Почему так дорого? Денег на содержание храма не хватает. Даже собор на зиму закрывают, а служат в малом Екатерининском, потому что денег не хватает платить за отопление. Поэтому пожертвования за любую требу, за свечи и прочее там немножко выше. Священники там, кстати, получают очень маленькую зарплату.

А во всех остальных храмах по Ровенькам, Алчевску, Краснодону у нас пожертвование за венчание составляет 150-200 гривен. Нужно понимать, что это пожертвование, и у нас нет расценок, есть ориентировочные суммы. Люди говорят: «сколько вам за крещение пожертвовать?» А мы отвечаем, что в таком-то диапазоне. Если ты в состоянии жертвовать – жертвуешь, нет – никто не откажет в проведении Таинства или богослужения. Обычно жертвуют больше, чем мы говорим. С тех людей, которые ходят в наш храм, с прихожан, мы не берем ни копеечки. И даже не просим, чтобы нам пожертвовали. Поэтому, извините, храмы живут не за счет прихожан, а «захожан». Ведь нас никто не освободил от уплаты за коммунальные услуги. Плюс надо ухаживать за самим храмом и территорией.

Ольга Петровна:

Сейчас многие батюшки не благословляют делать прививки детям, что вы думаете по этому поводу?

О. Александр: Я думаю, что батюшки эти немножко не понимают, что они делают. Из-за чего весь сыр-бор начался? Когда мы узнали, что к нам в Украину попадает вакцина несертифицированная. Естественно, все это быстро распространяется в обществе, особенно среди матерей. Плюс ко всему вышли два абсолютно некорректных фильма, связанных с прививками, что якобы бесовский запад пытается уничтожить всех наших детей. Вот оттуда все это пошло. Отсюда же пошли отказы от идентификационных кодов и все остальное. Все это имеет четкую основу: нужно возбудить в людях боязнь, сумятицу. Не страх Божий, а именно чтобы ты страшился действительности. Возможно, это какая-то политическая программа, не знаю. Но прививкой или кодом предать Христа нельзя. Предать Христа можно, если ты внутренне скажешь: «Я отрекаюсь от тебя, Господь».

Егор:

Скажите пожалуйста! Как я могу уйти в монастырь?

О. Александр: Просто, элементарно. Нужно быть верующим человеком. Подойти к священнику и сказать: «Я хочу быть в монастыре». После этого для вас монастырь выберут, вы там побудете с полгодика. Вот, например, в Шамординском монастыре, который я хорошо знаю, матушка игуменья набирает перед Великим постом человек 60-70 женщин из желающих для того, чтобы увидеть, кто пригоден для монастырской жизни. Как правило, из 70 человек к Покрову двое-трое остаются – остальные разбегаются. Потому что монашеский подвиг – это очень серьезно. Если ты идешь в монастырь с точки зрения «надоела эта жизнь» или от «разбитой» любви, монашкой или монахом ты не станешь. Монастырь – это не место, где можно от всего скрыться, монастырь – это место, где нужно трудиться и молиться и где главная цель – спасение.

Никия:

Отец Александр, а сколько монастырей сейчас действует на Луганщине? И сколько может еще появиться в ближайшее время?

О. Александр: Всего на Луганщине монастырей четыре, официально благословленных Синодом УПЦ. В Луганской епархии – один, мужской Иоанно-Предтеченский в Чугинке. В Северодонецкой епархии – три: два мужских в Варваровке и Кременной, и женский в Старобельске.

Больше монастырей у нас пока нет. Все остальные общины, которые именуют себя «монастырями», например, в селе Красное или Павловка, монастырями не являются. Это народное творчество или творчество тех людей, которые эти так называемые «монастыри» населяют. Вопрос о придаче им статуса «монастырь» может решаться на уровне Синода УПЦ. К тому же монастыри должны соответствовать четким критериям: там непрестанно должна звучать молитва и проводиться монашеское богослужение. И монашеская община должна быть устоявшейся, церкви нужна уверенность, что эти люди не разбегутся. Поэтому сейчас так просто не благословляют, для этого нужно довольно долгое время.

То, что есть в селе Красное или Павловка, монастырем в ближайшее время быть не может по разным причинам. Но это уже отдельный разговор.

Иван Иванович:

Подскажите, возможно ли узнать имеет ли человек, выдающий себя за священнослужителя, тот или иной чин. Есть ли вообще официальный реестр священнослужителей, можно ли с ним ознакомиться, или как и где это можно узнать? Спасибо!

О. Александр: Да, конечно. Можно ознакомиться, у нас в епархии. Мы знаем и контролируем каждого священника. Есть личное дело каждого из них. И тех, которые разрешены к богослужению, и те, которые находятся под запретом. Но данные самозванцев мы не собирали. Ходят ли самозваные попы по Луганску? Ходят. Почитайте мой блог. Там есть статья, мы ее и в газете нашей печатали. Ходят те, кто лишен сана за различные преслушания. Какие? Ну, например, если у него второй брак. Или отказ выполнять решения священноначальства. Или элементарное пьянство, или непотребное поведение.

Иванна:

Пошел ли на поправку митрополит Луганский?

О. Александр: Слава Богу. Здоровье Владыки улучшилось. В прошлое воскресенье он Алчевск посетил и кроме литургии и рукоположений еще и купола с крестами освящал в новом храме. Сейчас, если Бог даст, в Киев на торжества собирается (большие торжества, связанные с юбилеем Блаженнейшего), вместе с Блаженнейшим будет служить. Принимает постоянно. Как не приди: у него постоянно люди. Просто забот много, понимаете. Владыка наш удивительный человек: он умеет держать в мире абсолютно разных людей.

Я вообще поражаюсь работоспособности нашего архиерея. Это, отнюдь не лесть, подчиненного. Просто по себе сужу. У меня не хватает терпения, здоровья и сил вести столь активную жизнь, как молитвенную, так и общественную.

Недавно была опубликована статья о нашем Владыке. Если есть желание, прочтите: http://orthodoxy.org.ua/content/vladyka-ioannikii-retrospektivnye-zametki-51490

Молодогвардеец

А как вам удается совмещать такие разные заботы как священническое служение, блоггерство, работу пресс-секретарем епархии, писательство?

О. Александр: Ну, во-первых, блоггерство и работа пресс-секретаря вполне соединимы во многих вещах. Если вы заметили, то в блогах я не касаюсь политических дискуссий. И там, где начинается откровенное хамство и кощунство, я этих людей предупреждаю. Новости я знаю из-за того, что меня все знают. Буквально в каждом благочинии у нас есть свой представитель из числа священников, и новости к нам оперативно поступают в газету, каждую неделю нам поступают сводки.

Самое тяжелое в этой работе – связь с мирскими газетами. Почему? Потому что часто мы находимся на разных позициях. Ищут все сенсацию, а мы от сенсаций уходим. Ищут все «малинки» или «клубнички», а мы ее не любим. Мы говорим о покаянии, а нам все время о страстях, ты о любви, а светская журналистика только и делает, что врагов отыскивает.

Ну а писательство со временем пришло. И сейчас мне радостно: книга моя новая готовится большим тиражом к выходу. Это рассказы, которые публикуются регулярно в журналах, проповеди, зарисовки. В принципе, все это можно увидеть, зайдя на мой блог. Книжек уже вышло три. Эта будет больше скомпанованная и с более художественным уклоном. Плюс эссе, плюс очерки, которые, по моему мнению, являются сегодня актуальными.

Времени не хватает. Тем более, каждый день минимум надо три часа на интернет уделять, а то и больше.

Впрочем, жаловаться не престало.

Слава Богу за все.

P.S.

Блог о. Александра в "Живом журнале" находится по адресу: http://rebrik.livejournal.com/

Его блог на нашем сайте – здесь: http://mgm.com.ua/blogs/o-aleksandr-avdyugin

Группа Православие Луганщины в социальной сети "Фейсбук": http://www.facebook.com/groups/415554691797639/



/

Tags: Украина, Церковь, миссионеры, миссия, молодежь, общество, современные миссионеры, храмы, христианская жизнь, христианские ценности, чудотворная икона
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments