Юлия Сергеевна Массино (yuliamass) wrote,
Юлия Сергеевна Массино
yuliamass

Экономическая нецелесообразность жизни

Оригинал взят у kulturolog_ia в Экономическая нецелесообразность жизни
В материале ниже разбирается автореферат диссертации депутата Госдумы Музарбаевой Салии Шарифьяновны

Биографическая справка
Место рождения: Кугарчинский район Республики Башкортостан
Дата рождения: 13.09.1957
Образование
БГМУ Башкирский государственный медицинский университет, Педиатр, Кандидат медицинских наук
Трудовая биография:
1980-1981 - врач-интерн РДКБ;
1981-1984 - врач-педиатр дома ребенка №3 г. Уфы;
1984-1986 - клинический ординатор БГМИ;
1986-1996 - врач-генетик медико-генетической консультации РКБ им. Куватова;
1996-1998 - ассистент кафедры неврологии БГМИ;
1998-2007 - заместитель министра здравоохранения РБ;
с 2007- Депутат Государственной Думы Федерального Собрания РФ.
Звания, награды, публикации:
Отличник здравоохранения РФ
Заслуженный врач Республики Башкортостан
80 научно-практических работ по организации медицинской помощи детям, подросткам и женщинам

А теперь собственно материал

Автор: Юлия Сергеевна Массино           Источник


О циничном прагматизме как идеологии программ пренатальной диагностики 

Недавно мне на глаза попался автореферат докторской диссертации известного депутата Государственной Думы РФ, члена комитета по охране здоровья  и огранизатора здравоохранения республики Башкорстан Салии Мурзабаевой

"ОПТИМИЗАЦИЯ МЕДИКО-ГЕНЕТИЧЕСКОЙ СЛУЖБЫ РЕСПУБЛИКИ БАШКОРТОСТАН" (2010 г.).

 http://www.med-gen.ru/ar/ar_MurzabaevaSSh.doc

Этот материал интересен тем, что весьма недвусмысленным образом перадаёт суть идеологии, на которой основаны активно продвигаемые в стране государственные программы пренатальной диагностики. 

Ниже приведена характерная цитата:



"Решающая роль в комплексе мероприятий по профилактике и предупреждению наследственных болезней (НБ) принадлежит пренатальной диагностике, позволяющей предотвратить рождение детей с тяжелыми некорригируемыми пороками развития и социально значимыми генными и хромосомными болезнями и, тем самым, уменьшить генетический груз популяции... Считается, что пренатальная диагностика относится к числу высокорентабельных направлений профилактической медицины, где отдача на каждый затраченный рубль составляет не менее 10 рублей [Мурзабаева С.Ш., 2006].

 Нами предпринята попытка на примере фенилкетонурии (ФКУ) рассчитать экономическую эффективность пренатальной ДНК- диагностики моногенных заболеваний. Стоимость одного исследования с учетом расходов на госпитализацию, молекулярно-генетическое исследование, работу кабинета пренатальной диагностики составила 7904,22 руб. Всего в течение 2005-2008 гг. осуществлено 18 процедур, суммарные расходы на проведение которых составили 142275,96 руб. Было выявлено 2 случая ФКУ. В обоих случаях по желанию родителей беременности были прерваны. Таким образом, суммарные расходы на предотвращение рождения одного ребенка с ФКУ составили 71137,98 руб.

В случае отсутствия пренатальной диагностики ФКУ и рождения детей с данным заболеванием экономические потери определялись бы расходами на диетические продукты питания...

C учетом рекомендаций специалистов о необходимости диетотерапии в течение всего периода детства и подросткового возраста... расходы на питание 1 больного ФКУ в течение 18 лет достигли бы 2047873,14 руб. На каждый рубль, затраченный на пренатальную диагностику ФКУ, в случае прерывания беременности предотвращаются потери, связанные с необходимостью диетотерапии, на сумму 28,79 руб".

Или вот ещё одна аналогичная цитата из того же автореферата: 

"Решающая роль в комплексе мероприятий  по профилактике и предупреждению НБ принадлежит пренатальной диагностике... Это также позволяет существенно снизить экономические потери общества... Нами проведена оценка возможных экономических потерь государства в случае рождения детей с данной патологией (в ценах 2004 г.). При расчетах затраты на выявление одного порока развития  у плода с использованием биохимического и ультразвукового методов исследования составили 13,4 тыс.рублей. На каждый рубль, вложенный в программу пренатальной цитогенетической диагностики, экономический эффект в виде предотвращенных экономических потерь составил 31,8 рублей.(таблица 2).                                             

                                        

Таблица 2

         Экономическая эффективность пренатальной цитогенетической диагностики

хромосомных заболеваний

 

 

Показатели (в рублях)

Данные 2004 г. (руб.)

1.

Затраты на проведение пренатальной цитогенетической диагностики

980 880,0

2.

Количество предотвращенных случаев хромосомной патологии, выявленных при пренатальной диагностике

19

3.

Предотвращенные затраты на социальные выплаты детям-инвалидам в течение 16 лет

5 537 664,0

4.

Предотвращенные затраты на социальные выплаты инвалидам в течение 10 лет социально значимой жизни

3 461 040,0

5.

Стоимость непроизведенного ВВП из-за неспособности инвалидов к производительному труду

22 169 485,0

6.

Предотвращенные общие потери, связанные с больными-инвалидами

31 168 189,0

7.

Экономическая эффективность на 1 вложенный в пренатальную цитогенетическую диагностику рубль   

31,8

Таким образом, использование современных принципов и методов пренатальной диагностики позволяет совершенствовать медико-генетическую помощь населению и профилактику врожденных и наследственных заболеваний в Республике Башкорстан. Кроме того, предотвращение рождения детей с инвалидизирующими наследственными заболеваниями характеризуется значительной экономической эффективностью, так как снижает затраты общества на содержание инвалидов".

Чтобы яснее "прочувствовать"  идеологию, заложенную в государственные программы пренатальной диагностики, следует также обратить внимание еще на один момент. Врожденные пороки развития (ВПР) разделяют на "излечимые" (коррегируемые) и "неизлечимые".  Первые автор диссертации предлагает всё же лечить (а не абортировать ребёнка). Но при этом она опять же руководствуется чисто "экономическими соображенииями". Вот соответствующая цитата:

"Для оценки экономической эффективности пренатальной диагностики ВПР нами была рассчитана стоимость хирургической коррекции некоторых пороков развития, которая колебалась от 31697,48 до 146892,16 руб., затраты на выявление одного порока развития... составили 13,4 тыс. руб. Таким образом, на первый взгляд создается впечатление о высокой экономической эффективности пренатальной диагностики, так как расходы на хирургическую коррекцию ВПР существенно (в 3-11 раз) превышают расходы на пренатальную диагностику. Но в настоящее время существует возможность хирургической коррекции многих пороков, которая... позволяет предотвратить инвалидизацию ребенка и сохранить его работоспособность в будущем. В условиях современной демографической ситуации, характеризующейся отрицательным естественным приростом, проблема сохранения беременности и жизни каждого ребенка приобретает особую актуальность. Экономический эффект сохранения жизни ребенка, по результатам наших расчетов составил 2,63 млн.руб. ( определяется суммой произведенного дохода в течение трудоспособной жизни за вычетом социальных расходов). С учетом полученных данных становится понятным, что прерывание беременности при наличии у плода корригируемого порока развития является экономически нецелесообразным даже при достаточно высокой стоимости его хирургического лечения и закономерно возникает вопрос о возможности его анатомической коррекции...".

Таким образом, в основу проабортных евгенических программ пренатальной диагностики заложен прагматический примитивизм и цинизм.

Другими словами, если сомнительные расчеты неоевгенистов и "монетаристов" показывают, что больной ребенок потребует на свое лечение и уход больше средств, чем он сможет потом "компенсировать" (когда станет взрослым), в этом случае, согласно подобной логике, следует отправлять беременную на аборт (при этом, делая вид, что всё происходит по "свободному выбору" женщины). Такая позиция недвусмысленно высказана в данном автореферате в отношении, например, нерожденных детей, у которых пренатально с помощью ДНК-диагностики обнаруживают наследственное заболевание - фенилкетонурию (см. первую цитату). А вместе с тем, если дети с ФКУ до юношеского возраста соблюдают определенную диету, то потом очень многие становятся "практически здоровыми".  Как указывается в современном учебнике "Генетика" (для медицинских вузов):

 "Наиболее строгая диета необходима до 5-летнего возраста, далее позволяется постепенное расширение пищевого рациона... Таким образом, ФКУ является одним из немногих наследственных моногенных заболеваний, при котором удалось разработать эффективное лечение, полностью предотвращающее развитие патологических процессов"  (Генетика. Учебник для вузов / Под ред. академика РАМН В.И. Иванова. - М.: ИКЦ "Академкнига", 2006, стр. 513).

Поэтому в России введено обследование новорожденных (неонатальный скрининг) на ФКУ, для того, чтобы как можно раньше обнаружить это заболевание (когда еще не произошли необратимые патологические изменения в организме ребёнка) и принять необходимые меры.  Но, с точки зрения депутата Госдумы С. Мурзабаевой, "диетическое питание" детей с ФКУ слишком дорого обходится государству, и поэтому в этих (и многих других) случаях "рентабельнее",  если беременные будут делать аборт (по "медицинским показаниям").

Ну, и конечно, наиболее частой мишенью проабортной пренатальной диагностики являются дети с синдромом Дауна,  другими хромосомными синдромами и неизлечимыми инвалидизирующими пороками развития. В этих случаях в российских руководствах по пренатальной диагностике евгенический аборт  объявляется  "единственно разумным выходом" (http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=23&idArt=951).

На аборт посылают также и в случае предполагаемого летального заболевания, не дожидаясь естественной смерти ребенка, чтобы не портил "статистики" младенческой смертности (аборты идут по другой графе). Да и вообще, как откровенно говорится уже на первой странице указанного автореферата, "затраты на лечение и уход за детьми с врожденными и наследственными заболеваниями не оправдываются (!?) в силу тяжести последствий для здоровья и жизнеспособности ребенка, что ставит развитие специализированной службы, направленной на профилактику и предупреждение рождения детей с генетической патологией, на одно из первых мест в современной медицине".

 Так что, ряд организаторов здравоохранения, как высшего ранга, так и "низового уровня", присвоили себе роль "божков", решающих, кому позволить родиться, а кому - запретить (потому что - "нерентабельный"). И при этом продолжают считать свою деятельность "высокопорядочной и "высокогуманной". Ведь не всех же детей призывают убивать, а только тех, кто по их критериям является "социально и экономически неперспективным" (это их выражение).

Интересно, а во что обходится государству и нации содержание, "диетическое" (и обычное) питание, а, главное,  "деловая активность"  самих этих проабортных депутатов и организаторов?

Такова неприглядная суть идеологии, лежащей в основе государственных программ пренатальной диагностики. И это - только "верхушка айсберга". Депутат Мурзабаева, в конечном счете, не изобрела ничего нового. Она просто старательно воспроизводит хорошо известные высказывания своих московских и петербургских наставников. Недаром в качестве  оппонента на защите этой диссертации выступала докт. мед. наук Л.А. Жученко - один из "ответственных исполнителей", разработчиков, наиболее активных поборников и пропагандистов продвигаемых в стране государственных программ пренатальной диагностики.

Но есть еще и "партком" в структурах ООН (ВОЗ и т.п.), Агенство международного развития США и множество других "высоких инстанций", явно или закамуфлированно насаждающих в современном мире евгеническую идеологию и практику. Во многом этот медицинский фашизм идет оттуда. Они наших доморощенных неоевгенистов похваливают, спускают им "директивы", а те и рады стараться.

Программам направленной на аборт пренатальной диагностике в последние годы придан статус "государственного приоритета". На правительственных сайтах российских регионов размещают официальные сообщения о "торжественном" открытии отделений пренатальной диагностики (в целях "профилактики рождения" больных детей путем абортов). Вот один из примеров:

 "24 октября 2007г. В Оренбурге... состоялось торжественное  открытие  отделения пренатальной диагностики на базе Областного перинатального центра ГУЗ ОКБ № 2... Врожденная и наследственная патология продолжает оставаться актуальной.... В связи с этим профилактика, основанная на современных достижениях акушерства и перинатологии, ультразвуковой диагностики, медицинской генетики, занимает приоритетное направление...

Открытие отделения пренатальной диагностики соответствует требованиям времени и потребностям региона. Его возможности позволят охватить необходимой медицинской помощью всех нуждающихся жителей как районов области, так и областного центра ."

Пресс-служба Губернатора и Правительства Оренбургской области" ( http://www.oren.ru/news/2435984/).

 Следует также учитывать, что пренатальные скрининги с массовым охватом беременных - это надёжная "кормушка" для биотехнологических фирм. И они также могут лоббировать эти "профилактические" мероприятия и соответствующую идеологию. Об этом, в частности,  свидетельствует приведенная ниже цитата из пресс-релиза фирмы "Алкор Био", одного из ведущих поставщиков тест-систем для пренатальных скринигов в России ( http://www.medlinks.ru/article.php?sid=46482 ) :

 "Новые диагностические наборы.... производства "Алкор Био", предназначенные для пренатального скрининга синдрома Дауна в 1 триместре беременности, прошли регистрацию в Росздравнадзоре РФ... Следует сказать, что в Петербурге за последние годы работа медико-генетической службы вышла на совершенно новый качественный уровень. Еще несколько лет назад в Петербурге ежегодно в среднем рождалось 63-66 детей с синдромом Дауна. А, к примеру, в 2009 году были диагностированы и прерваны 48 таких беременностей. То есть более половины. Данный показатель соответствует лучшим мировым стандартам и это серьезное свидетельство в пользу эффективности работы медико-генетической службы".

 Кстати депутат Мурзабаева - один из активных разработчиков скандального законопроекта "Об охране репродуктивного здоровья", форсированное продвижение которого общественности всё же удалось остановить. Она входит в депутатский комитет по охране здоровья и в настоящее время активно трудится над продвижением сходного законопроекта для СНГ (работа осуществляется под эгидой Фонда народонаселения ООН (ЮНФПА) (http://www.er-duma.ru/press/51485). По словам самой С. Мурзабаевой, основой закона для СНГ "будет служить проект федерального закона РФ об охране репродуктивного здоровья" (http://forum.gender.ru/node/6792).

 Но я думаю, что в действительности наши чиновники и организаторы сами "не ведают что творят". Видимо они, к своему несчастью, успели пропитаться "советским позитивизмом", и из-за этого стали очень восприимчивыми к пропаганде англосаксонских неоевгенистов. По сути, эти чиновники и организаторы здравоохранения также являются жертвами этой бесчеловечной идеологии. Ведь их проабортные программы, как "ложка (вернее - целая лопата) дегтя в бочке меда", фактически перечеркивают то хорошее, что они сами же делают в области охраны материнства и детства. А какой "выкуп даст человек за душу свою"?




Tags: Салия Мурзабаева, госдума, евгеника, евгенические аборты, культура смерти, перинатальная паллиативная помощь, перинатальный хоспис, пренатальная диагностика
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments