Юлия Сергеевна Массино (yuliamass) wrote,
Юлия Сергеевна Массино
yuliamass

МОЖНО ЛИ ПОМОЧЬ ЖЕНЩИНАМ В ТРУДНОЙ ЖИЗНЕННОЙ СИТУАЦИИ В РОССИИ БЕЗ «ГЕНДЕРНОЙ ИДЕОЛОГИИ»?

В этом сообщении содержится небольшая подборка материалов, которая указывает на ряд рисков, стоящих за организацией некоторых новых церковных программ по "противодействию домашнего (семейного) насилия". Причем в качестве образца в них берутся аналогичные проекты в Белоруссии, уже осуществляемые волонтерами Белорусской Православной Церкви Московского Патриархата (БПЦ).

Эти проекты обсуждались, с участием представителей БПЦ и ряда «светских» (не церковных) фондов и общественных организаций, например, "Благотворительного фонда профилактики социального сиротства" (рук. С.П. Борзов) и "Национального центра по предотвращению насилия «Анна», во время Рождественских чтений на круглом столе в Отделе Внешних Церковных Связей (ОВЦС) Московской Патриархии.

Об этом подробно сказано, в частности, здесь: http://www.patriarchia.ru/db/text/3969915.htmlhttp://www.pravmir.ru/tserkov-i-zhertvyi-domashnego-nasiliya-realnaya-pomoshh-i-perspektivyi/ .

Характерно, что там звучала устрашающая цифра - про 15000 женщин, якобы ежегодно погибающих от домашнего насилия в России.
Вместе с тем легко видеть (и это уже обсуждалось в обществе), что данная «статистика», запущенная несколько лет назад организацией Amnesty International, не соответствует реальности.

Действительно, для  сравнения: в 2011 г. от всех видов убийств, включая разбой, террор. акты  и т.п, погибло суммарно 16800 мужчин и женщин (согласно Госстату: http://www.gks.ru/bgd/regl/b11_106/Main.htm).

А в ноябре 2014 г. - около 980 человек, то есть за год примерно 12000 человек (повторяю, это все убийства, включая мужчин и женщин). См.:  http://www.gks.ru/free_doc/2014/demo/t3_1.xls

Однако, указанная абсурдная цифра (15000 женщин, ежегодно гибнущих от убийц-мужей в России) тиражируется вновь и вновь, как только речь идет о теме домашнего насилия. Странно, что оказывается невозможным обсуждать эту тему без нагнетания эмоций и манипуляций со статистикой.
--------------------------------
Но в чем суть намеченного проекта?

Речь идет об одном из направлений деятельности Союза сестричеств БПЦ МП. Несколько лет назад  в Белоруссии для женщин, страдающих от домашнего насилия (например, от вспышек агрессии  мужей-алкоголиков), силами Союза сестричеств был организован православный приют в г. Лиде. Сначала он существовал на пожертвования прихожан. Однако в 2012 г. Союз сестричеств получил грант в рамках государственной программы по борьбе с домашним насилием, которую Министерство труда Белоруссии осуществляет совместно с Шведским международным агенством развития, Фондом народонаселения ООН (ЮНФПА) и рядом общественных организаций. Название проекта: "Развитие национального потенциала Республики Беларусь в целях противодействия домашнему насилию в условиях достижения гендерного равенства" (http://unfpa.by/ru/about/projects/gendernoe-ravenstvo/razvitie-natsionalnogo-potentsiala-respubliki-belarus-v-tselyakh-protivodeystviya-domashnemu-nasiliyu/).

Включение (по благословению Синода БПЦ) Союза сестричеств в эту программу  дало возможность увеличить сеть православных приютов для женщин (в том числе матерей с детьми), оказавшихся в подобном положении, и помочь им найти адекватный выход из создавшейся нелегкой ситуации (http://sobor.by/page/Elena_Zenkevich_problema_nasiliya___eto_problema_otsutstviya_lyubvi).

Этот проект теперь предлагается взять в качестве модели  и на его основе строить общецерковную программу, рассчитанную и на Россию. Проект также предполагает взаимодействие с государственными структурами и т.п.
Конечно, хорошо, что в Белоруссии организован церковный приют в г. Лида для женщин, в том числе с детьми - которым некуда бежать, например, от разбушевавшегося мужа-алкоголика (никто ведь не отрицает что такое существует, речь идет о сильно преувеличенной статистике). Или при других "трудных жизненных обстоятельствах".

Это может послужить и профилактике  изъятия детей из семей социальными службами, так как в крайних случаях мать с ребенком просто убегает в такой приют, и соцслужбы видимо тоже помогают такой женщине, а не отбирают ребенка вообще из семьи, из-за опасности, что, например, алкоголик в пьяной драке нападет на него.

Интересно, что НКО пропагандирующие радикальный феминизм и так называемые «гендерные права» были крайне недовольны, что ЮНФПА поддержал не их проекты, а программу, связанную с Православной Церковью. С точки зрения  таких "правозащитников"  «страшно» (как они выражаются в публикации, размещенной на их сайте ), что государство «может полностью делегировать Православной Церкви в Белоруссии исполнение «Национального плана действий по обеспечению гендерного равенства» ( http://gender-route.org/articles/sex_gender_practice/oon_s_soyuzom_sestrichestv_bpc_za_gendernoe_ravenstvo/).

"БПЦ как раз отводится роль хранительницы нравственных и культурных ценностей белорусского народа. Взаимоотношения церкви и государства, усиление которых наблюдается в последние годы, могут иметь далеко идущие последствия... ",  - с тревогой пишут они.

Зато с точки зрения защиты традиционных семейных ценностей несомненно лучше, чтобы женщины в Белоруссии в трудных ситуациях попадали в  православные приюты, а не в радикально-феминистские НКО или какие то центры "поддержки", за которыми могут оказаться, например, деструктивные секты (таковых в Белоруссии, как и в России, немало).

В принципе, если бы все ограничивалось только этой практической деятельностью (вроде православных приютов), то не было бы и проблем.

Однако вопрос в том, что при поддержке таких проектов на внецерковном уровне (Министерства, ЮНФПА и др. фонды и организации)  трудно полностью отстраниться (хотя бы чисто на формальном уровне, в отчетах, фразеологии и т.п.) от известной идеологии так называемого "гендерного равенства". Навязываемый формат этих программ не позволяет этого сделать.

Дело в том, что в Белоруссии (как впрочем и везде) программы по борьбе с "семейным насилием" как правило сами являются частью так называемой политики "гендерного равенства", направленной против традиционной  семьи ( http://www.pravoslavie.ru/jurnal/45514.htm).

С одной стороны, люди, работающие в рамках таких программ, например, волонтерами в церковных приютах для женщин в трудной жизненной ситуации, самоотверженно делают свое конкретное дело.

Однако с другой стороны, на уровне политики, выражения "гендерное равенство", "борьба с семейным насилием" (как часть политики гендерного равенства) и т.д.  - это эвфемизмы ("словозаменители"), подобные "планированию семьи", "репродуктивным правам" и т.п., маскирующие главное содержание этих программ и проектов, атакующих традиционные ценности (например, известно, что выражение "планирование семьи" подразумевает контроль рождаемости, в том числе путем абортов).

Недаром Патриаршая комиссия по вопросам семьи недавно опубликовала два важных разъяснения по данному поводу: http://pk-semya.ru/main-news/item/2136-poyasneniya-nasilie.html, http://pk-semya.ru/main-news/item/2078-kommentarij-patriarshej-komissii.html.

Чтобы не разбивать изложение, суть "гендерного равенства" и лежащей в его  основе "гендерной теории"  - описана в конце данного сообщения, в отдельном дополнении.

А здесь же просто приведены цитаты (см. ниже) из материалов лоббистов гендерной политики разного уровня, которые наглядно показывают, "какого духа" эта гендерная идеология и политика в целом. И, в частности, как её пытаются продвигать в Белоруссии, в том числе, путем попыток использования для этого хороших церковных проектов (Православная Церковь прямо названа в качестве "потенциального тактического партнера").  Причем несмотря на внутреннее сопротивление белорусского общества, проявляющего склонность к традиционности, явно осуждаемой лоббистами "гендеризма".

ПОЛИТИКА "ГЕНДЕРНОГО РАВЕНСТВА" БЕЗ МАСОК

Из  Резолюции ПАСЕ1728 (2010) : "Дискриминация по признаку сексуальной ориентации и гендерной идентичности" :

«Парламентская Ассамблея напоминает, что сексуальная ориентация, которая включает в себя гетеросексуальность, бисексуальность и гомосексуальность, является глубокой составной частью личности каждого человека... Однако лесбиянки, гомосексуалисты, бисексуалы и транссексуалы (ЛГБТ), а также правозащитники, отстаивающие права ЛГБТ, по всей Европе сталкиваются с глубоко укоренившимися предрассудками, враждебностью и широко распространенной дискриминацией... Ассамблея призывает государства-члены к решению этих проблем и, в частности: ... обеспечить юридическое признание однополых партнерств...",  и т.п.       (http://www.coe.int/t/r/parliamentary_assembly/%5Brussian_documents%5D/%5B2010%5D/%5BApr2010%5D/Res1728_rus.asp).

О ПРОДВИЖЕНИИ ПОЛИТИКИ «ГЕНДЕРНОГО РАВЕНСТВА» В БЕЛОРУССИИ

Из документа "Анализ сектора Республики Беларусь, субъекты которого занимаются вопросами гендерного равенства".
Исполнитель: Офис европейской экспертизы и коммуникаций (http://oeec.by/sites/default/files/Full-Text-2014-09-02.pdf ).

В самом конце подборки цитат из данного документа (см. ниже) – будут приведены пассажи, в которых анализируется возможность использования Белорусской  Православной Церкви в качестве "тактического партнера".

Избранные цитаты (http://oeec.by/sites/default/files/Full-Text-2014-09-02.pdf).

"Республика Беларусь имеет международные обязательства, которые подразумевают, что государство определяет гендерное равенство как один из своих приоритетов и декларирует проведение национальной гендерной политики. Вместе с тем нужно отметить, что до настоящего времени в Беларуси не применяется гендерный подход к разработке государственных планов и программ, нет четкого гендерного анализа принимаемых решений, хотя есть определенные намерения".

"Отмечалось, что большинству чиновников присуща гендерная слепота и глухота, т.е. они не являются гендерно чувствительными. В целом государство не заинтересовано в
проведении гендерной политики, оно лишь декларирует ее проведение в силу взятых перед международными структурами обязательств. Истинный интерес отсутствует, гендерная политика  как стратегия развития государства и общества отсутствует".

"Проблемы работы агентств ООН по гендерной проблематике в Беларуси заключаются в необходимости балансирования между национальными интересами внутри страны и продвижением ценностей прав человека, одной из которых является гендерное равенство." (Значит признается противоречие ? – примеч. Ю.М.)

"В стране распространены как прямые, так и косвенные формы гендерной дискриминации, которые таковыми не осознаются" (но гендерным идеологам виднее?примеч. Ю.М.)

"Исследования показывают, что белорусское общество в основном патриархально, гендерные стереотипы очень распространены и присущи более половине взрослого населения, большинство мужчин и женщин не видят необходимости что-то менять".

"... На сегодняшний день международные организации занимают лидирующую позицию по финансовому стимулированию совместной активности государства, представительств международных организаций и НГО в рамках проектов международной технической помощи по исследованиям, выработке модели решения конкретной гендерной проблемы и ее апробации в национальных правовых и социально-экономических условиях. Международные организации играют ведущую роль по обучению специалистов и представителей власти уровеня принятия решений через обучающие визиты в страны, где успешно осуществляется гендерная политика, и через приглашение в страну иностранных специалистов".

«Министерство здравоохранения является в некоторых аспектах своей компетентности ответственным за решение гендерных проблем, в частности в вопросах репродуктивных и сексуальных прав мужчин и женщин. В стране доступны операции по смене пола, по стерилизации…
С официальных позиций Министерства здравоохранения, работающего на принципах научности и прав человека, на признании репродуктивных прав…  нет нарушений принципов гендерного равноправия.
Однако в части профилактической работы, нацеленной на уменьшение числа абортов, данные профессиональные позиции Министерства уничижаются и подменяются религиозными догмами, а также пропагандистскими, псевдонаучными и популистскими лозунгами «Про-лайф» организаций, активно предлагающих свои услуги… .
В итоге проблема абортов превращается из медицинской, социальной и проблемы прав человека в вопросы морали и нравственности, основанные на религиозных догмах…».

"Деятельность активисток НГО в патриархальном социальном окружении является стрессовой, т.к. их нередко осуждают, критикуют, в их сторону направляется вербальная и поведенческая агрессия".

"2. Анализ экспертных интервью (январь-март 2014)
2.2.5. ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ

Православная конфессия является самой многочисленной в Республике Беларусь.
Рассматривая её роль, эксперты констатировали, что она в целом скорее является противницей, чем сторонницей идей и политики гендерного равенства. В этой связи четко прорисовывается противоречивость позиций государства даже в рамках одной проблематики, в зависимости от субъектов, с которым пропагандируется сотрудничество. Так, БПЦ и государство подписали соглашение о сотрудничестве и демонстрируют единство по многим позициям, в том числе по ряду проблем, противоречащих официально заявленной гендерной политике. Это вопросы демографической и семейной политик, основанных на пропаганде «традиционных ценностей», выстроенных на патриархатной поло-ролевой модели, а также вопросы ограничения права женщин на совершение аборта.

В рядах БПЦ есть сторонники идей гендерного равноправия в лице союза Сестрчеств БПЦ, а точнее небольшая команда специалистов, которые в силу своего образования, активной жизненной позиции, сотрудничеству с другими организациями продвигают данные идеи в своей среде, что часто приводит к столкновению интересов и внутри данного сообщества. В рядах религиозных организаций экспертами в качестве сторонников гендерных идей назван только Союз сестричеств БПЦ в лице Зенкевич Е.Е.

Сейчас в БПЦ создается Концепция по домашнему насилию, в которой группой профессионалов закладываются теоретико-методологические и этические основы работы по данной проблеме внутри профессиональной церковной среды. Она призвана, в том числе, четко обозначить позиции данной институции в понимании и решении проблемы домашнего насилия (ДН), в интерпретации «традиционных семейных ценностей».

Церковь демонстрирует противоречивые позиции, выступая вместе с организациями «Про-лайф» в акциях «За жизнь», предоставляя им свои информационные площадки, но в то же время в ситуациях, невыгодных для БПЦ, открещиваясь от них, называя их «светскими» и т.п.

Некоторые эксперты категорически не согласны с тем, что БПЦ может быть активным субъектом на гендерном поле. Однако есть и более взвешенное мнение, которое основывается на имеющемся положительном опыте сотрудничества с церковью в рамках проекта по домашнему насилию.

Тем не менее, церковь может выступать только в роли потенциального тактического партнера, поскольку она является проводником вечных, традиционных ценностей патриархального общества и не привлекаться в стратегические планы по проведению политики гендерного равенства в обществе модерна..." (см. стр. 43 в документе: http://oeec.by/sites/default/files/Full-Text-2014-09-02.pdf)
-----------------------
Вместе с тем, по видимому (хотелось бы надеяться) Россия еще не так втянута в "гендерную политику" как Белоруссия на законодательном уровне  (хотя и в Белоруссии,  на самом деле, на практике эта идеология тормозится самим обществом, о чем свидетельствуют приведенные выше цитаты).

И вряд ли стоит этот процесс ускорять, создавая  почву  для лоббирования гендерной политики путем её невольной рекламы через церковные проекты.
Можно видеть, что включение церковных приютов в более общие «гендерные проекты» (поддерживаемые на уровне ЮНФПА и государственных структур в Белоруссии)  уже оказалось достаточным, чтобы лоббисты гендерной идеологии произвольно причислили некоторых православных волонтеров из сестричества, связанного с этими приютами  - в число своих якобы «сторонников». Хотя очевидно, что православные сестры милосердия движимы христианскими ценностями (http://sestra.by/2013/index.php?option=com_content&task=view&id=226&Itemid=60), а не «гендерной идеологией», чтобы не утверждали на этот счет авторы рассматриваемого документа.

Дело ни в коей мере не в осуждении волонтеров из белорусского сестричества за участие их в программах в своей стране. И в России ведь православные христиане входят во взаимодействие (например, в области защиты жизни нерожденных детей и др.) с различными общественными организациями и государственными структурами, например Минздравом, хотя это уважаемое и необходимое любой стране ведомство в области репродуктивной медицины руководствуется   концепциями, близкими сердцу радикального феминизма и других «гендерных» направлений (о чем говорит поддержка таких «технологий» как суррогатное материнство и т.п.). Поскольку в Белоруссии (в отличие от России) все равно уже в 2014 году принят специфический закон о "домашнем насилии"(http://un.by/news/belarus/2014/5d62721d9ffd0.html), участие православных христиан в соответствующих программах (на уровне конкретной помощи женщинам в приютах и т.п.) в определенной  мере  является  противовесом "гендеризму".

Однако, если иметь в виду  давление «гендерной политики» в социальной сфере в России, то мы возможно сохраняем больше степеней свободы. И нам надо ценить эту нашу «отсталость», как преимущество. Можно ведь попытаться как то по другому организовать помощь женщинам, не приближаясь на опасное расстояние к гендерным проектам, за которыми просматривается давление гендерных идеологов ЮНФПА и др. подобных организаций (кстати ЮНФПА ушел из России). Тем более, что указанные противоречия, например, белорусских проектов, могут начать проявляться особенно сильно как раз при их переносе из Белоруссии в Россию, будь то в силу больших размеров и других особенностей страны, чрезмерной активизации «тактических партнеров» из особо "гендер чувствительных" НКО и международных организаций или влияния иных факторов.


ДОПОЛНЕНИЕ. "Гендерное  равенство" или война против природы человека и традиционной человеческой семьи
  Рисунок 495

Идеология и политика "гендерного равенства" и лежащия в их основе "гендерная теория" возникли в тесной связи с феминистскими движениями. Ключевым понятием в них является "гендер"  –  то есть социальный пол или отношение человека к своему полу (http://www.owl.ru/win/books/articles/tz_gender.htm ). Гендер  определяет понятие пола, как социальной конструкции, которая надстраивается над физиологической реальностью. Гендер  может не совпадать с биологическим полом, но различные вариации гендера (лесбиянки, гомосексуалисты, бисексуалы, транссексуалы и т.п.) должны, по мнению лоббистов этой теории, быть признаны нормой. Согласно этим воззрениям на  свет появляются младенцы мужского и женского пола, однако мужчинами и женщинами "не рождаются", а "становятся". Это происходит в результате "социального конструирования", посредством научения и формирования установок, причем биологический пол (детерминированный генетически)  отменяется гендерными "социальными инженерами"  как несущественный фактор, не влияющий на становление "гендера".

Поскольку "гендер" – явление культурное и социальное, гендерные роли могут претерпевать изменения вместе с развитием культуры и социума. Традиционные отношения полов объявляются в этой системе "подавляющими" в отношении женщин, мужчины представляются в них в роли "узурпаторов власти", "агрессоров", "эксплуататоров" и т.п. Эти "властные" отношения должны быть изменены путем отказа от  "ложных гендерных установок", связанных с "патриархальностью" (здесь ясно звучат мотивы радикального феминизма, ведь феминисткам всюду мерещится "насилие мужчин"). Например представлений о том,  что мужчина должен быть мужественным, напористым, делать карьеру на работе и т.д., а женщина -  женственной, мягкой, эмоциональной, выйти замуж, иметь детей, и т.п.

Объявляется,  что сохранение подобных устаревших "патриархатных" (как выражаются идеологи феминизма) стереотипов приводит к "гендерному неравенству", порождает домашнее насилие в отношение женщин, дискриминацию по гендерному признаку как  женщин, так и сексуальных меньшинств, замедляет экономическое развитие, не позволяя женщинам реализовать свой потенциал. Идеалом является достижение полного "гендерного равноправия", которое позволило бы реализовать равные права и равные возможности для мужчин и женщин во всех сферах жизни (включая политику, армию и др.), вне зависимости от биологического пола.

Однако под благозвучные рассуждения  о "правах"  - у людей   фактически  отнимают  их  природный дар, заложенный на уровне хромосомного аппарата - быть просто мужчиной или женщиной. Потому что настоящее "равенство — это полная возможность развития женщины как женщины, а мужчины как мужчины. Для этого надо в точности знать природу мужчины и женщины и заботиться об их правильной реализации. Так как нет ничего более далекого, более противоположного, и нет ничего, что бы лучше дополняло друг друга, чем мужчина и женщина" (http://www.globosfera.info/2010/03/08/ravenstvo-muzhchin-i-zhenshhin-eshhe-odna-utopiya/).

Ведь никто же не возмущается по поводу того, что школьник, обладающий, например, музыкальным даром, или математическими способностями, но не имеющий больших способностей к спорту, поступает учиться в консерваторию или на физический факультет, а не физкультурный институт. Более того, его туда просто и не приняли бы. Но никто же не кричит в данном случае о "дискриминации по способностям". Но родиться мальчиком или девочкой - это тоже природный дар, связанный с определенными врожденнымии способностями и возможностями.

Не удивительно, что современные нейрофизиологические исследования подтверждают наличие серьезных отличий в мозге мужчин и женщин (см., например: Cosgrove K. P., Mazure C. M., Staley J. K. Evolving knowledge of sex differences in brain structure, function, and chemistry. Biological Psychiatry. 2007;62(8):847–855) и выявляют поведенческие различия мальчиков и девочек  (например, предпочтения определенных игрушек) в раннем младенческом возрасте, когда еще не приходится говорить о влиянии "социальных" стереотипов. Причем такие зависящие от пола предпочтения были выявлены и детенышей обезьян.  Это совпадает не с "гендерной теорией", а с открытием особого участка ДНК в Y-хромосоме, специфичного для мужчин, который уже на девятой неделе после зачатия определяет выработку гормона тестостерона направляющего развитие мозга зародыша по мужскому типу (http://www.heritage.org/research/lecture/youre-teaching-my-child-what-the-truth-about-sex-education).
Рисунок 875

Вместе с тем «гендерное измерение» было провозглашено ООН одной из важнейших целей развития человечества и стало первоочередным требованием для принятия решения об интеграции государств в геополитические сообщества типа Евросоюза ( http://www.pravoslavie.ru/jurnal/45514.htm). В результате давления гендерной политики, требующей бескомпромиссно бороться с "гендерной дискриминацией", государства приносят в жертву новой утопии, разрушающей традиционные ценности, содержание образования  и понятийный аппарат наций.

Для детей издают и рекомендуют к прочтению гендерно нейтральные книги, без  "признаков дискриминации", например, о двух влюблённых  принцах или про семьи с двумя папами или мамами, навязываются "гендерно чувствительные" программы обучения и воспитания (http://www.dailymail.co.uk/news/article-2315193/Swedish-school-brings-gender-neutral-changing-rooms-avoid-teenagers-labelled-male-female.html).

Детям и подросткам внушают, что существуют якобы не два пола, мужской и женский, как утверждает биология, а несколько. И можно пол менять. Например в 10 лет ребенок считает себя девочкой, но в 20 лет она может осознать, что она на самом деле - юноша. "Секспросветители" внушают, что "гендер" можно изменить в любой период жизни. И это якобы "нормально" (http://www.heritage.org/research/lecture/youre-teaching-my-child-what-the-truth-about-sex-education).

Рисунок 876

Возражать против таких антинаучных утверждений - это "нарушение гендерных прав", сексизм. Приверженность традиционным ценностям и вытекающим из них взглядам клеймится "страшным" словом "гомофобия". Вкладывая в сознание детей и подростков подобные воззрения "гендерные конструкторы" безжалостно приносят психическое развитие детей и их правильную социальную адаптацию в жертву своей расчеловечивающей постмодернистской утопии.

Тема "домашнего насилия" разрабатывается в рамках гендерных концепций также в специфическом ключе. Под "семейными" или "домашними" отношениями подразумевают здесь не только традиционный брак мужчины и женщины, но и любые внебрачные  "партнерства", включая однополые (http://en.wikipedia.org/wiki/Domestic_violence), Суммируя все факты насилия в одно, кричат об "ужасном"  уровне насилия в  "семье", требующем "особого контроля" и т.п. При этом  "домашнее насилие" со стороны "партнеров" (типичная "гендерная" фразеология) под влиянием феминистских концепций трактуется очень широко. Так, доступность абортов  тоже  обсуждают в контексте "домашнего насилия", как "право женщины распоряжаться своим телом", позволяющее ей избавиться, например, от связи с "партнером", оказывающим психологическое или другое насилие. Тот факт, что в теле беременной женщины развивается новое человеческое существо, а не просто какое то "новообразование", в подобных феминистских дискурсах обычно игнорируется (http://www.theguardian.com/commentisfree/2014/aug/05/domestic-violence-services-gender-neutral). Таким образом, казалось бы обычное словосочетание "домашнее насилие" превратилось в идеологически нагруженный термин, связанный с феминизмом и "гендеризмом".

Публицист Сергей Бирюков,  анализируя подобного рода идеологии, пишет в эссе под названием "Нищета феминизма", опубликованном на сайте "АПН" (http://www.apn.ru/publications/article21045.htm):

"В «войне полов», пропагандируемой феминистками, не остается места любви как фундаментальному измерению человеческого бытия. Понятие любви остается невостребованным в феминистских исследованиях или, во всяком случае, преподносится как часть патриархального наследия, от которого следует избавиться. Потребительская логика, присуща философии радикального феминизма, подразумевает, что венец женского счастья заключается в равенстве полов, которое достижимо при выполнении ряда условий. Места для любви как отношения, в рамках которой преодолеваются фундаментальные противоречия между полами, между свободой и необходимостью, между современностью и вечностью, не остается... При этом широко распространенное и успешное внушение мужской вины позволяет феминисткам заявлять, что любое критическое исследование их исследований и требований приравнивается к «обвинению жертвы»..."

Tags: гендерная идеология, традиционная семья
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments