Categories:

О государственных программах пренатальной диагностики, основанных на негативной евгенике. Часть I

Настоящая  статья является несколько обновленной версией материала, опубликованного в данном ЖЖ еще в 2012 г. К сожалению, за прошедшие 6 лет этот материал о программах «позитивной евгеники» (по выражению  некоторых организаторов здравоохранения) не потерял актуальности... 

1. Медицинская технология, заточенная на уничтожение  человеческой жизни

В последние годы в России активно внедряют государственные программы пренатальной диагностики (ПД). Кратко, суть этих программ  заключается в следующем: беременных женщин обследуют с помощью специальных методов для выявления у плода наследственных и врожденных болезней. При обнаружении тяжелых (неизлечимых) или летальных болезней им настоятельно рекомендуют произвести аборт. При выявлении излечимых болезней – обсуждают вопрос об оказании помощи ребёнку после рождения. Окончательное решение о судьбе ребёнка принимают сами родители.

Здесь следует подчеркнуть следующий важный момент: возможности пренатальной диагностики указанных заболеваний, несмотря на развитие современной генетики и медицинских наук, к сожалению, до сих пор значительно превышают возможности их терапии. Большинство заболеваний, выявляемых с помощью ПД — это хромосомные нарушения и неизлечимые тяжелые пороки развития. В таких случаях,  согласно установкам программ ПД, беременным настоятельно рекомендуют делать аборт (1). Это называется «вторичной профилактикой врожденных и наследственных болезней» (1).

Вместе с тем, в ряде случаев пренатальное выявление некоторых излечимых пороков развития (например, сердца) помогает выбрать правильную тактику ведения родов, способствующую выживанию ребенка, а также организовать экстренную помощь ребенку сразу после рождения. И это может улучшить прогноз. Обычно излечимые пороки развития выявляют во втором – третьем триместре беременности с помощью УЗИ.

Однако в настоящее время это скорее остается «побочным» положительным эффектом данной технологии, чем её основной целью и результатом. Главным образом, программы ПД по прежнему заточены на аборт.

2. Откровения организаторов здравоохранения  по поводу "рентабельности" евгенических абортов

Цели государственных программ ПД наглядно раскрываются во многих публикациях и выступлениях организаторов здравоохранения и ведущих специалистов, вовлеченных в реализацию данных мероприятий. Для примера ниже приведены несколько характерных цитат.

Первая цитата взята из докторской диссертации "Оптимизация медико-генетической службы республики Башкорстан» (2010), автором которой является известный бывший депутат (член комитета по охране здоровья) Государственной Думы РФ, организатор здравоохранения республики Башкорстан Салия Мурзабаева (2):

Рис. 1. Салия Мурзабаева.

"Решающая роль в комплексе мероприятий по профилактике и предупреждению наследственных болезней (НБ) принадлежит пренатальной диагностике, позволяющей предотвратить рождение детей с тяжелыми некорригируемыми пороками развития и социально значимыми генными и хромосомными болезнями и, тем самым, уменьшить генетический груз популяции... Считается, что пренатальная диагностика относится к числу высокорентабельных направлений профилактической медицины, где отдача на каждый затраченный рубль составляет не менее 10 рублей".  

А следующие цитаты (которые также не возможно читать не содрогаясь)   взяты из известного, «основополагающего» руководства «Пренатальная диагностика врожденных и наследственных болезней» (2006). Книга (см. рис. 2) подготовлена коллективом авторов из НИИ акушерства и гинекологии им. Д.О. Отта РАМН под редакцией академика Российской академии медицинских наук (РАМН) Э.К. Айламазяна (директора НИИ АГ им. Отта) и ведущего специалиста в области ПД в России - профессора, члена-кор. РАМН В.С. Баранова (1).

Рис. 2. Руководство по пренатальной диагностике (1).

«… За 18 лет… НИИ АГ… удалось предотвратить рождение 100 детей с болезнью Дауна… Содержание одного ребенка с болезнью Дауна обходится государству не менее 150 тыс. руб. в год, при средней продолжительности жизни такого больного 26 лет. Таким образом… государству было сэкономлено свыше 3999 млн. руб. …» (стр. 325).

«… При диагнозе синдрома Дауна у плода женщины, как правило, прерывают беременность. Таким образом, предотвращается рождение детей с тяжёлыми неизлечимыми пороками развития" (стр. 337).

«Как в случае хромосомных… болезней, так и в случае врожденных пороков… рекомендуется прерывание беременности. Пренатальная диагностика – одна из самых рентабельных областей медицины!» (выделено как у авторов) (стр. 340).

Направленную на аборт ПД в указанной монографии (1) называют «современной позитивной евгеникой».

Вот еще одна "выразительная" (в том же цинично-прагматичном духе) цитата из доклада академика РАМН Э.К. Айламазяна на тему ПД:

Рис. 3. Академик Э.К. Айламазян.

"... Есть и экономический аспект проблемы. Содержание одного ребенка с болезнью Дауна обходится государству в сумму не менее 100 тыс. руб. в год. Столько же, если не больше, стоит содержание детей с другой хромосомной и генной патологией. Подсчитано, что каждый рубль, вложенный в пренатальную диагностику, экономит 9 руб. Это очевидная вещь, понятная даже на бытовом уровне...  Я очень далек от вульгарных трактовок старой евгеники и новейших социал-дарвинистских идей, но современную пренатальную диагностику наследственной и врожденной патологии и элиминацию больного зародыша и плода считаю актом гуманным и потому обязательным".

Это было сказано на одном из заседаний президиума РАМН еще в 2003 году, в период лоббирования программ ПД (3).

Рапортуя о «достигнутых успехах»  ( 356 абортов по показаниям ПД),    академик обосновывает эту деятельность  наряду с экономическими  подсчетами,  и ложным гуманизмом: якобы таким образом генетики "предотвратили рождение детей" с "тяжелейшими заболеваниями", "приносящими неисчислимые беды самому ребенку и его родителям".

При этом главной мишенью программ ПД являются дети с синдромом Дауна,  в отношении которых современная медицина вместе с коррекционной педагогикой позволяет в настоящее время обеспечивать достаточно высокое "качество жизни" и значительный уровень реабилитации.  Как показал ряд проведенных за рубежом исследований, подавляющее большинство родителей  детей с синдромом Дауна, вопреки мрачным запугиваниям российского академика, свидетельствуют, что  "особые дети" дарят им много радости и любви (4).

В книге „Синдром Дауна“ (под ред. проф. Ю. И. Барашнева) приведены рисунки детей с данной особеностью развития (стр. 256). Вот рисунок „Травка“ (автор — мальчик 6 лет с синдромом Дауна). Рисунок пронизан радостью и светом: яркий зеленый ковер из травы, по которому разбросаны алые, синие и желтые цветы. Замечателен и второй рисунок — „Лошадь по имени Булка, летящая вверх ногами на облаке“ (автор — девочка 6 лет с синдромом Дауна). Веселое ярко-желтое солнышко, голубое облако и зеленая лошадка, летящая над землей, прицепившись ногами к облаку. Такому рисунку позавидовал бы и сам Марк Шагал! Чистый мир детства…

Однако  биотехнократы способны увидеть в детях с синдромом Дауна (не говоря уже о более тяжелых хромосомных заболеваниях и ВПР) только подлежащий "элиминации" "социальный и генетический груз".

Известный российский эксперт в области проблем биоэтики, докт. философских наук, проф. Екатерина Гнатик в своей статье «Пренатальная диагностика как новая концепция оздоровления нации»,  срывая покровы псевдогуманизма с программ ПД,  описывает как эти мероприятия фактически ведут  к подмене медицины бойней, под вывеской научной благопристойности (5): 

«… На современном этапе развития нашего общества существует опасность возникновения новейшего явления – сознания, оправдывающего применение научных достижений с целью уничтожения людей...  При этом внешне всё выглядит вполне благопристойно, чинно и благородно: тихие стерильные лаборатории, опыты при помощи новейшего и весьма дорогостоящего оборудования, высококвалифицированные исследователи с учёными степенями (научная элита), кабинеты высокопоставленных руководителей, принимающих итоги работ. А работы в большинстве своём направлены не на поиски способов лечения, а на эвтаназию нерождённых детей с аномалиями...

И далее: 

«Представляется, что если бы на протяжении веков неуклонно и педантично проводилась пренатальная диагностика, человечество наверняка лишилось бы многих личностей, которые составляют его гордость, славу и духовное богатство: И. Ньютона, И. Кеплера, Ф.М. Достоевского, Ван Гога и многих, многих других. С другой стороны, если мы попытаемся вспомнить какого-либо выдающегося мудреца, философа, историка или художника – уроженца древней Спарты, все наши усилия окажутся напрасными. Похоже, что в данном случае нельзя умалять «заслуги» практиковавшегося в этом полисе столь жёсткого отбора новорождённых».

3. Пропаганда  пренатальной селекции  в журналах и телепередачах для "мам и малышей"

Как подчеркивают в методических пособиях для врачей (издаваемых под эгидой Минздравсоцразвития), залог «рентабельности» программ ПД – в их массовости. Только массовый характер пренатальных скринингов позволяет выявлять до 80 – 90% нерожденных детей с тяжелыми пороками и хромосомными аномалиями (1).

При этом подразумевается, что «нормальная» женщина должна последовать рекомендациям врачей и согласиться в этом случае на аборт, которые  по результатам ПД разрешены и на всех сроках беременности. Однако, поскольку аборты на поздних сроках сопряжены с более высокой материнской смертностью, в последние годы внедряют модернизированный алгоритм ПД, направленный на сдвижение абортов по возможности на более ранние сроки (например, 14 недель), максимум – до 22 недель. Организаторы здравоохранения считают это большим «достижением» (6).

Как известно, ПД хромосомных болезней (например, синдрома Дауна) включает два этапа. На первом этапе путем «просеивающих» (скрининговых) мероприятий ПД отбирают беременных с повышенным риском наличия этих нарушений у плода. Для этого им проводят УЗИ плода и анализ ряда белков (продуктов клеток плода) в крови матери (биохимический скрининг).

Но это еще – не диагноз, а только отбор женщин с несколько повышенной (по сравнению со средне-статистическим уровнем) вероятностью рождения ребенка с хромосомным нарушением. На втором этапе женщин из группы риска подвергают (при условии их информированного согласия) инвазивным внутриматочным вмешательствам с целью получения клеток плода для хромосомного анализа. Это позволяет подтвердить или опровергнуть имеющиеся подозрения о наличии у плода хромосомной аномалии.

Для достижения «массовости» приказы Минздрава предписывают охватывать пренатальными скринингами (первый этап ПД) всех беременных. Однако организаторы здравоохранения вынуждены признавать, что ПД в России – дело всё же добровольное. Спрашивается: как совместить формальную «добровольность» ПД с требованиями  к врачам обеспечить «массовость» этих программ?

Ответ очевиден: путем психологического давления на беременных, пропаганды и манипулирования. В частности, с этой целью проводится активная пропаганда ПД в многочисленных «медико-просветительских» глянцевых женских журналах, изданиях для «мам и малышей», на соответствующих интернет-сайтах и телевизионных программах. Нередко в редакционные советы глянцевых журналов, пропагандирующих ПД, входят главные специалисты Минздрава и организаторы здравоохранения (см., например, журналы «9 месяцев», «Хочу ребёнка» и др.).

В качестве типичного образчика  манипулирования сознанием беременных женщин можно привести «популярную» статью о ПД с диковатым названием «Этот великий и ужасный скрининг, или как работает дородовая сортировка».  

Указанная статья была опубликована в 2010 году в женском журнале «Ваш гинеколог» и до сих пор (в 2019 г.) красуется на его сайте (7). Автор – акушер-гинеколог высшей квалификации.

Характерная цитата из этой статьи:

«Конечно, ребенок с синдромом Дауна тоже заслуживает любви. Но это отвлеченно, когда ситуация происходит не с Вами».

А рядом помещена циничная иллюстрация (см. рис. 4), наглядно передающая суть программ ПД:  контейнер с куриными яйцами, проходящими «проверку на качество». 

Рис. 4. Иллюстрация из "просветительской статьи" на тему ПД: «Этот великий и ужасный скрининг". Источник: http://vginekolog.ru/magazine/accept-a-doctor-at-nazimovoy/the-great-and-terrible-screening-or-how-prenatal-sorting 44

Одно яйцо оказалось испорченным – оно подлежит выбраковке. Картинка очевидно символизирует больного нерожденного ребёнка, которого абортируют по показаниям ПД. На другой иллюстрации в той же статье изображена молодая женщина пристально разглядывающая нерожденного ребенка, помещенного в прозрачный шар (см. рис. 5). 

«Романтичное» изображение видимо призвано олицетворять пренатальные скрининги.  

Рис. 5. Иллюстрация из "просветительской статьи" на тему ПД: «Этот великий и ужасный скрининг, или как работает дородовая сортировка». Источник: http://vginekolog.ru/magazine/accept-a-doctor-at-nazimovoy/the-great-and-terrible-screening-or-how-prenatal-sorting 44

Или вот еще один  характерный пример. 

"Политкорректная" пропаганда евгенических абортов "будущим мамочкам" в передаче "Теледетки" ("Авторская колонка Виолетты Кулешовой")  (http://youtu.be/vTOGOhLWRT0).

C улыбкой, вальяжно,  ведущий специалист по пренатальной диагностике  В. Лебедев вещает будущим мамам про "элиминацию неполноценного плода",  "оценку социальной перспективности плода", "экономическую эффективность" и т.п..  

Тон «просветительских» статей  на тему ПД нередко является  директивным, подчеркивается,  что "эти скрининги проводятся всем женщинам без исключения" и т.п. В качестве примера можно привести  типичную статью на тему ПД «Двойной и тройной тесты» в  журнале  "9 месяцев" (№9,  2014 г., стр. 20). 

Рис. 6. Обложка одного из номеров медико-просветительского" журнала для беременных, содержащего статью о скринингах пренатальной диагностики (объяснения см. в тексте настояшего сообщения в ЖЖ).

 Среди членов редакционной коллегии этого журнала (тираж 100 000) указан академик РАМН, проф. Г.Т. Сухих ( директор ФГУ НЦ акушерства,  гинекологии и перинатологии им. В.И. Кулакова) и ряд других организаторов здравоохранения в области охраны материнства и детства. 

Спрашивается,  каким образом подобные директивы   в «просветительских» статьях на тему ПД в глянцевых женских журналах — согласуются с концепцией обязательности информированного согласия на медицинские диагностические и лечебные процедуры, закрепленной в российском Законе об охране здоровья? 

ПД рассматривают также в качестве инструмента снижения показателей младенческой смертности (8), следуя циничному принципу: «элиминировать»  тяжело больного ребенка еще до рождения, чтобы потом не болел и не портил статистические показатели («нет человека, нет проблемы»).  

Следует также заметить, что не все методы ПД безопасны для здоровья и жизни матери и ребенка. Так, методы инвазивной ПД, которые необходимо использовать для окончательной постановки диагноза, с вероятностью, как минимум, 1 – 3 % вызывают выкидыш (1). Также в ПД возможны ошибки, в том числе, ложноположительные результаты  (1). Из-за них к аборту  приговаривают и здоровых детей. 

Характерно, что в изданных в России методических руководствах по ПД долю таких случаев от общего числа абортированных по результатам ПД плодов указывать не принято (обычно приводят только сводки «побед» — число выявленных больных детей) (1). Речь идет о так называемой «предсказательной силе» диагностики (1). Она определяется долями «истиных» и «мнимых» больных в общей группе, отнесенной к разряду «больные» (что для нерожденного младенца, например,  с синдромом Дауна, означает направление на аборт, если мама на это даст согласие). Таким образом, предсказательная сила = истино-больные / (истино-больные + мнимо-больные). Можно предполагать, что предсказательная сила инвазивной ПД отнюдь не равна 100%, то есть даже этот «последний» этап не гарантирует абсолютно точного диагноза (вопреки тому, как это иногда декларируется в литературе по ПД). 

Рассмотрим следующий гипотетический пример: допустим, что инвазивной ПД подвергаются беременные женщины из группы риска, в которой частота хромосомных аномалий составляет 20%. Судя по представленным в литературе данным, это соответствует достаточно высокой эффективности скринингов, на самом деле она может быть и существенно ниже, в зависимости от используемых методов (1).  Допустим, что выявляемость нерожденных детей с измененным кариотипом составляет 100%, а вероятность ложноположительных результатов, например, из-за так называемого мозаицизма (1, стр. 254 — 257),  составляет 1%.  Пользуясь правилами расчета вероятностей, легко показать, что предсказательная сила (вероятность того, что абортированный ребенок действительно будет иметь предполагаемую болезнь) в этом случае составляет не 100, а всего лишь 95% (20 / 21). То есть, в этом случае, среди каждых 100 убитых путем евгенических абортов детей, только 95 имели бы предполагаемый «окончательный» диагноз, а 5 -  были бы здоровы. Если же эффективность скрининга ниже, например, 15 %, то предсказательная сила снизится до 92% (15/16) и среди каждых 100 отправляемых на аборт нерожденных детей, 7  будут «ложноположительными» (то есть, не имеющими объявленного диагноза). 

Снова обращусь к статье Екатерины Гнатик (5):

««Доктрина пренатальной диагностики, хотя и декларирует принцип блага для семьи и нации, явно вступает с ним в непримиримое противоречие. Развитие дородовой диагностики в данном русле может привести (или с неизбежностью приведёт) к тому, что в дальнейшем врачам не нужно будет стремиться облегчить мучительные страдания больным людям, возникнет искушение вообще избавиться от груза этих забот. А клятва Гиппократа станет пережитком прошлого и будет представлять лишь исторический интерес.

Кроме того, не стоит упускать из виду, что диагностика – вещь вероятностная, и при таком подходе возможно уничтожение немалого количества абсолютно здоровых плодов… 

Нельзя оставлять в стороне и то обстоятельство, что на основе «приговора», вынесенного в ходе пренатальной диагностики, не только уничтожается плод, но и наносится существенный вред его матери. Аборт – абсолютно противоестественная процедура, калечащая женщину и являющаяся ведущей причиной материнской смертности (23,8%)… Огромное число женщин, перенёсших аборт по рекомендациям генетиков, неизбежно пополнят и без того гигантскую армию страдающих бесплодием». 

 Лоббисты направленных на аборт массовых программ  ПД уверяют, что они ратуют за «безопасное материнство».  Это очередные манипуляции. Процесс воспроизводства человеческого рода, по своей природе, всегда был и будет  неминуемо связан с рисками (в том числе, риском родить больного ребенка или потерять его после рождения).  Но на протяжении многих веков люди находили мужество достойно справляться с этими жизненными испытаниями.

Поэтому как справедливо замечает  Гнатик, «на  наш взгляд, проблема доброго отношения к людям с ограниченными возможностями сводится к общей проблеме адекватного воспитания с раннего детства… Ещё в школьном возрасте необходим особый подход к воспитанию целеустремлённой личности, к формированию интересов высокой направленности, помогающих преодолевать жизненные трудности, неудачи. 

Несомненно, рождение ребёнка с наследственной патологией – это серьёзное испытание для семьи... В то же время нельзя утверждать, что наличие больного члена семьи всегда оказывает негативное воздействие на судьбу. (Вспомним, к примеру, замечательный, наполненный гуманизмом художественный фильм «Человек дождя» с трогательным сюжетом: молодой человек, узнавший о существовании старшего брата, страдающего аутизмом, постепенно полностью меняется. У юноши происходит переоценка ценностей; общаясь с больным братом, он становится добрее, человечнее, начинает по-иному осмысливать жизнь.) Воспитание малышей с различными недугами может осуществляться только при наличии доброжелательной и сердечной атмосферы в ближайшем окружении». 

Следует добавить, что с точки зрения здравого смысла и нормальной человеческой этики  также абсолютно непонятно, зачем при обнаружении у нерожденного младенца летальных недостатков развития, не ожидая естественного завершения беременности, рекомендовать женщине совершить искусственный аборт  (часто на поздних сроках). 

Почему некоторые организаторы в России присваивают себе право решать, кому из их сограждан „целесообразно“ родиться на свет, а кому „не очень“? А вдруг после аборта у  женщины уже никогда не будет детей? Если этому ребенку не мешать родиться, у него будет имя, о нем останется память. Дети, которые потом еще появятся в этой семье, будут знать, что у них был маленький брат (или сестра). Возможно, у  этого ребенка есть верующие родственники-православные,  они будут молиться о нем в Церкви, что станет большим утешением для семьи. Репродуктивное здоровье женщины не будет покалечено операцией  аборта, и  женщина будет избавлена от тяжелой психической травмы в связи с поздним абортом по результатам ПД. К тому же, как сказано выше, теоретически всегда существует риск диагностической ошибки (или ложноположительного результата), из-за чего при евгенических абортах неизбежно должны погибать и здоровые дети (или младенцы, которые могли бы быть спасены с помощью хирургической операции, произведенной вскоре после рождения). 

Вместе с тем, прерывание беременности при обнаружении летальной аномалии — общепринятая установка в современном российском акушерстве! 

И еще один негативный аспект этих программ. Нагнетая страхи, отравляя желанные беременности  множества женщин подсчетами «рисков» (как будто жизнь людей вообще возможна без «рисков» !?),  эти программы, с одной стороны,  уменьшают мотивацию к материнству, а с другой стороны, отвращают часть женщин  от официальной доказательной медицины. И те обращаются к шарлатанам и оккультистам — домашним акушеркам «естественного родительства» («natural parenting»), которые пропагандируют и распространяют не только домашние роды (опасные для здоровья и жизни матери и ребенка), но  и одуряющие «эзотерические»  практики Нью эйдж (9). 

4. "Щедрость" Минздравсоцразвития РФ

Бывший министр Минздравсоцразвития РФ Т. Я. Голикова в своем докладе на расширенной коллегии министерства (16 марта 2012) сообщала (10):

"В 2011 году в 29 регионах России по новому алгоритму проводилась пренатальная (дородовая) диагностика нарушений развития ребенка… Первые результаты обнадеживают. В 2 раза улучшилась выявляемость наследственных заболеваний у беременных…"

При этом на слайде (в презентации доклада) было указано следующее:

В 2011 году в 29 субъектах РФ перечислены субсидии в размере 724,0 млн. руб. По новому алгоритму обследовано 120621 беременных.
Выявлено: беременных высокого риска 584 (из них проведена инвазивная процедура - 402).
Анатомических пороков развития – 266.
Результативность: выявлено хромосомных патологий 154 случая (23%).
В 2010 году - 12%"

Можно видеть, что в качестве показателя «результативности» программ ПД министр рассматривала количество выявленных нерожденных детей с хромосомными аномалиями. В таких случаях в качестве «лечения» мамам настоятельно рекомендуют согласиться на аборт. Таким образом, чтобы уничтожить 150 нерожденных детей-инвалидов (чаще всего выявляют младенцев с синдромом Дауна) Минздравсоцразвития, возглавляемое Т.Я. Голиковой, не поскупилось потратить более 700 млн. бюджетных денег (то есть,  средств налогоплательщиков). 

 К сожалении с тех пор ничего в сознании организаторов этих массовых мероприятий пренатальной селекции ничего не изменилось. 

5. О «планировании семьи» и «ответственном родительстве».

Как можно узнать из этого сообщения (11)   о программах ПД на Камчатке -  Россия недавно вступила в Международный Фонд медицины плода (Fetal Medicine Fund - FMF)  (Великобритания). Это такая организация, которая продвигает "лучшие стандарты" пренатальной диагностики, с главной целью - обеспечить "наиболее безопасные" аборты в случае выявления нарушений развития у плода. Для этого обследование стараются закончить до 13 - 14 недели беременности. Причем сообщается, что Россию долго по каким то причинам не принимали в FMF, а вот Людмила Жученко, главный специалист Минздрава по медицинской генетике в ЦФО, давно связанная с этим фондом, сумела добиться для нас такой "чести".

Вот в каких выражениях описывается программа ПД в СМИ Камчатки, в статье под названием «Пренатальная диагностика, что же это такое и как планировать семью на Камчатке?» (11).    Это интервью (датированное 2014 г.) главного генетика Камчатского края и главного врача инфекционной детской больницы.  Отвечая на вопрос журналиста «Что значит планировать семью?», она в частности, говорит (выделено Ю.М.): 

« Планировать, значит с ответственностью подходить к здоровью своего будущего потомства. На стадии планирования супруги должны обезопасить своего ребенка от возможных очень и очень проблематичных заболеваний.  Это наследственные болезни и врожденные пороки развития. Я имею ввиду синдром Дауна и заболевания, вызванные другими различными хромосомными аномалиями. Чтобы не допустить трагедию в семье, нужно планировать беременность. Для этого необходимо провести обследование. Можно и нужно обследоваться будущим родителям еще на стадии планирования.

... Программа по пренатальной диагностике развивается не только в России. Точнее сказать наша страна совсем недавно стала членом Международного Фонда медицины плода FMF. В мире на пятьсот родов приходится один младенец с синдромом Дауна. На Камчатке в год рождаются в среднем 12-14 детей с синдромом Дауна. Это проблема всего мира. Раньше в России скрининговые исследования делались на втором месяце беременности, но было очень много пропусков, такой скрининг не давал стопроцентной гарантии.

Мы обратились к мировому опыту. Есть такой человек Кипрас Николаидес, грек по происхождению, живет в Англии. Он организовал Международный Фонд медицины плода FMF. Фонд работает для того, чтобы минимизировать рождение детей с синдромом Дауна.
Есть женщины, которые оставляют таких детей. Сегодня говорят, что это так называемые «солнечные» дети. Но ими нужно заниматься, эти дети в ста процентах случаев имеют умственную отсталость.

В 2009-ом году Россия вступила в Международный Фонд медицины плода FMF. Нас долго не хотели принимать. Людмила Александровна Жученко, профессор курса пренатальной диагностики Академии медицинских наук, поехала к Кипрасу Николаэидесу и доказывала, что Россия вовсе не «банановая» республика, как думали некоторые сотрудники фонда.
Людмила Александровна очень деятельный и настойчивый человек. Она добилась, что Россию приняли в FMF. Правительство РФ выделило средства на реализацию программы по пренатальной диагностике. 

Первыми вступили в проект Московская, Томская, Ростовская области. Выявляемость синдрома Дауна в этих регионах сразу увеличилась до девяносто семи процентов" (11).

... Я осматривала четверых детей, рожденных в этом году с синдромом Дауна. Мы проводили расследование - все эти женщины не проходили скрининг. Либо поздно стали на учет, либо находились на момент беременности в отдаленных районах, где пока не отлажены скрининг-исследования...   Мне бы хотелось, чтобы наши камчатские мамы относились с большей ответственностью к своим малышам».
******
Итак, «планировщики семьи» с авторитетным видом внушают гражданам России, что «обезопасить ребенка от наследственных болезней» означает убить его, если такие недуги у него обнаружатся с помощью ПД. И это есть «ответственное родительство». И,  как откровенно указано в данном сообщении, расположенный в Великобритании международный фонд FMF работает для того, чтобы «минимизировать рождение детей с синдромом Дауна». 

Оказывается, младенцы с синдромом Дауна — это «проблема всего мира»! Ну, нет более важных проблем.  

И видимо "энтузиастам" направленной на аборт ПД  ("очень деятельным настойчивым людям") удалось убедить власти, что, например,  14 - 15 малышей с синдромом Дауна, рождающихся ежегодно на Камчатке, представляют "непомерное" "социальное бремя" для района. 

И  программы, основанные на подобной идеологии,  шагают по всей стране.

ПРОДОЛЖЕНИЕ (ЧАСТЬ II) СМ. ЗДЕСЬ: 


Error

default userpic

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.