Category: криминал

Category was added automatically. Read all entries about "криминал".

Ценность человеческой жизни не определяется её длительностью: о перинатальной паллиативной помощи



Добавление 29.10. 2018 г. Несколько месяцев назад стало известно, что в Москве создан первый в России центр перинатальной паллиативной помощи, по типу описанных ниже  зарубежных перинатальных хосписов, подробнее о московском проекте см. здесь:
https://www.pravmir.ru/neizlechimo-bolnoy-rebenok-dolzhen-imet-pravo-roditsya-i-pravo-umeret-ryadom-s-mamoy/
Хотелось бы надеяться, что такой необходимый проект получит дальнейшее развитие.
**************************************
В США, а вслед за ними, и в Европе (и даже - в некоторых странах Латинской Америки) уже в течение ряда лет активно развивается новое направление перинатальной  медицины и акушерства - перинатальный хоспис или перинатальная паллиативная помощь (1, 1-а, 2, 3, 4, 5, 6, 7). Главными основателями этого направления являются американский врач-акушер и специалист в области перинатальной медицины - Б. Калхун [В. Calhoun] и ряд его единомышленников (1 - 7). В настоящее время д-р Калхун  является  профессором  акушерского отделения в университете штата Западная Вирджиния.

За свою долгую практику д-ру Калхуну и его коллегам-единомышленникам неоднократно приходилось наблюдать страдания семей, которым в качестве "единственно возможного выхода" рекомендовали абортировать ребёнка, если в результате проведения пренатальной диагностики (ПД) у него обнаруживали тяжёлое заболевание. И это побудило их искать другие пути. И они их нашли.


Collapse )

Ходящие во тьме: экстрасенс опасен в любом случае, жулик он или колдун

"Добрый доктор" Альфред Кинзи и его педофилы. Часть 1

  Расплата за преступление века
Марк  Маркиш
      источники : http://p-m-makarios.livejournal.com/17114.html
  http://www.realisti.ru/main/nauka?id=445#ixzz1xKK120Kj

Шаткое основание

Знакомо ли вам имя доктора Альфреда Кинзи?  Если вы не социолог, не психолог и не историк-зарубежник, то скорее всего нет.  А между тем именно он, с небольшой группой сотрудников (хоть и при всемерной поддержке сильных мира сего), в 1950-х г.г. практически заново перестроил мировоззрение современников в такой фундаментальной области, как интимные отношения, семья и нравственность.  Уму непостижимо? 

"Уму непостижимо, – пишет д-р Джудит Райзман в своей новой книге "Кинзи: преступления и последствия", – глядя в прошлое всего лишь на пятьдесят лет, как американцы могли принять любой из "выводов" Альфреда Кинзи, не только вопреки общеизвестным данным социальной статистики, но, главное, вопреки собственным глазам и ушам, вопреки здравому смыслу, вопреки всему тому, что они твердо знали о самих себе, о своих мужьях и женах, родителях и детях, братьях и сестрах, друзьях и соседях, обо всей своей жизни".  Хоть ХХ век и называют веком непостижимого, попробуем постичь умом, как это произошло. 

В то время человек, общество, государство еще вполне сохраняли свой нормальный облик, и жизнь текла по нормальному руслу.  Но основание, на котором стоял жизненный уклад Америки и всей западной цивилизации – христианское мировоззрение – было уже изъедено бесчисленными паразитами, и ему на смену подвели новое основание, вроде бы более надежное: научное мировоззрение.  На первых порах так оно и казалось: почетное место, отведенное разуму, доказательству, опыту и истине, обеспечили научному мировоззрению будто бы несокрушимую прочность.  Будто бы... "Аще не Господь созиждет дом, всуе трудишася зиждущии":  если христианское мировоззрение, хоть и подточенное, и подгнившее на Западе, все-таки сохраняет в себе несущий стержень, то вышибить сердцевину из научного мировоззрения не составило большого труда.

В то самое всемя, когда в домах у американцев засветились экраны телевизоров, когда у них в полях заколосились невиданные прежде урожаи, когда из глубины мельчайшего атома извлекли что-то большое и страшное и отправили в тартарары двести с чем-то тысяч японцев, так что те и глазом моргнуть не успели, когда на смену тощим годам депрессии и войны пришли тучные годы процветания и оптимизма, когда пять-шесть, а то и девять-десять детей, были нормой для американской семьи, а запирать дома и машины никому не приходило в голову, – тогда слово "наука" стало для них синонимом истины в последней инстанции.  Оно работало как маска с эфиром, подавляя всякую критическую мысль, всякое неспокойное чувство, всякую непокорную волю. "Наука доказала" – о чем тут еще толковать?  Пусть кое-кто и спрятался за старинный американский индивидуализм, но демократия и рынок последнее слово всегда отдают большинству... Неясно, сумеет ли Америка, а вслед за ней и весь мир, расплатиться за свою непростительную доверчивость.


Collapse )